RSS | PDA | Архив   Среда 22 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Лорд Ахмед: мусульмане в Европе сегодня – как евреи в 1940-х

24.10.2011 10:35

Лорд Назир Ахмед, член Палаты лордов, первый мусульманин, получивший пожизненное пэрство, известен своей политической деятельностью по поддержанию мусульманского сообщества в Великобритании и заграницей. В интервью порталу lastprophet.info лорд Ахмед поделился своими соображениями об исламофобии и будущем мусульман в западном мире.

 

 

- Прежде всего хотелось бы узнать ваше мнение о проявлениях исламофобии в Англии, потому что здесь мусульмане проживают гораздо дольше, чем в любой другой европейской стране. Как люди реагируют на эти проблемы, которые регулярно муссируются в СМИ?

- Религиозная и национальная нетерпимость всегда была свойственна в британском обществе – взять хотя бы антисемитские настроения 1930-х-1940-х гг., движения против цыган и так далее. К счастью, сейчас все это вне закона, но, увы современной формой расизма стала исламофобия, которая по большому счету считается дозволенной. Есть такое высказывание: когда вы плохо отзываетесь о стариках – это называется дискриминацией пожилых; когда вы плохо говорите о женщинах – это сексизм; когда вы плохо говорите о сексуальных меньшинствах – это гомофобия; когда вы плохо говорите о евреях – это антисемитизм; но когда плохо говорят о пророке Мухаммаде – это называется свободой слова.

В западном обществе на мусульман спускают всех собак. И отчасти в этом виноваты мы сами. Среди мусульман есть экстремистские группы, которые прикрываются исламом в своих отнюдь не богоугодных делах. Они говорят, что раз это – дар аль-харб, то здесь мы можем безнаказанно делать что угодно. По-моему, это не правильно, это путь преступников.

Мусульмане есть и в Парламенте, и в Палате Общин Великобритании – и это лишь 3% мусульман - общественных деятелей. Но вместе с тем, мы представляем 11% всех британских заключенных. Что доводит наших братьев до тюрьмы? Наркотики, ограбления, вооруженные нападения, кражи, проституция и, по большому счету, отсутствие назидательности со стороны духовных лидеров. В Англии 2 миллиона мусульман и 1400 мечетей, а значительная часть имамов фокусируется на духовной стороне учения ислама, оставляя этическую сторону, а также учение об образе жизни пророка Мухаммада за пределами своего внимания. А ведь это учит нас включенности в жизнь общества. Вспомните, уже в 17-летнем возрасте он принимал участие в деятельности Хилф аль-Фудул и во имя гуманности и справедливости примирил народы Аравийского полуострова, которые еще не были мусульманами.

И вот сегодня неправомерные действия со стороны мусульман развязывают руки расистам, фашистам и правым СМИ, которые нападают на ислам в целом и на отдельно взятые общины. Например, был такой случай. Один из членов парламента, мусульманин по вероисповеданию, превысил свои парламентские расходы, и когда руководство потребовало от него предоставить чеки за оплату жилья, тот ответил, что его арендодатель не выдает ему чеки, потому что сам мусульманин. Скажите, ну причем здесь ислам?

Приведу другой пример. Принуждение к замужеству или битье жены не имеет никакого отношения к исламскому вероучению - это традиция индийского субконтинента. У ряда турецких общин тоже есть такие обычаи, но в основном это индийская традиция, одинаково свойственная и индусам, и сикхам, и мусульманам из Бангладеш, Индии и Пакистана. Они следуют этому обычаю на протяжении веков и ошибочно связывают ее с исламом, поэтому от них часто можно услышать что-нибудь вроде: «Мой ислам говорит мне жениться на двоюродной сестре» или «Выходить замуж надо за двоюродного брата по материнской линии или за моего племянника, потому что я глава клана и могу приказать тебе что угодно».

Такие примеры неправильной интерпретации культурных традиций их носителями дают повод для нападок на ислам и на исламские традиции. Взять хотя бы систему племен в Афганистане или в провинции Хадрамаут в Йемене. Эти традиции очень непросто отделить от религии.

Один мой знакомый очень хорошо выразил этот феномен. Он сказал, что ислам подобен полноводной реке, путь которой пролегает сквозь разные страны, и ее воды вбирают в себя цвет местного грунта, поэтому в каждой стране река выглядит по-своему. Поэтому, к примеру, в Турции, Саудовской Аравии, Малайзии принято носить разную одежду. И вывод из этого такой, что мусульмане должны объяснять, что в их образе жизни и поведения является культурными особенностями, а что – исламской традицией. И только после того, как мы начнем это делать, мы сможем начать бороться с нападающими на ислам на пустом месте.

 

- Расскажите о мусульманах в Великобритании.

- В целом, я бы сказал, что быть мусульманином в Великобритании лучше, чем в любой другой европейской стране.

Я ни в коем случае не побуждаю вас отправляться в тюрьму, но если вдруг вам доведется побывать в местах заключения, вы увидите, что везде подают халяльное питание, а при тюрьмах есть молельные комнаты. Молельные комнаты есть в лондонском аэропорту Хитроу, в полицейских участках, больницах. У нас есть все условия для ритуальной стороны вероисповедания ислама, дело только за духовным наполнением.

 

- По моим наблюдениям, повсюду в Англии становится больше женщин, которые носят бурку. Можно ли это считать признаком распространения экстремизма? И как к этому относятся простые англичане?

- Такая тенденция может быть проявлением кризиса идентичности — отождествления себя с британцами, мусульманами или другими группами. Трагедия 11 сентября в США, безусловно, способствовала этому, равно как и проявления исламофобии, потому что всякое действие рождает противодействие.

Как на это реагирует британское общество? В целом, у людей это не вызывает негатива. Согласно опросам, около 60% населения рассуждают примерно так: «Раз им так хочется ходить с закрытым лицом – пусть себе ходят».

На мой взгляд, вопрос в другом. Должны ли женщины в никабах быть, к примеру, полицейскими? Потому что есть много девушек, которые стремятся к общественной работе, но при этом хотят носить никаб. По-моему, это неправильно. Если ты ощущаешь потребность носить никаб, оставайся дома. Потому что любой вид деятельности дает определенные полномочия и накладывает определенные обязательства. Будучи полицейским, в силу служебных обязанностей придется кого-нибудь арестовывать, приводить в сознание и т.п. И вообще лично мне важно иметь возможность видеть лицо собеседника.

 

- Но тогда возникает проблема свободы культурной идентичности, ведь ношение бурки – это тоже национальная особенность.

- Если человек хочет придерживаться этой культурной традиции, пусть возвращается в горы - я прошу прощения, но Великобритания не место для таких людей. Хотите жить в Великобритании – пожалуйста, но не надо привозить с собой свои правила.

Есть такой момент, что сейчас модно набрасываться на мусульман и на ислам в целом. Например, высказывания Саркози о ношении бурки во многом объясняются его низким рейтингом. Во Франции едва ли наберется две тысячи афганских женщин, и то это беженки. Поэтому мы можем сделать вывод, что протесты против ношения бурки – это по большому счету протесты против ислама, что в свою очередь является популистским жестом. Время от времени какое-нибудь издание или политический деятель обязательно пристраиваются к этому антиисламскому маршу, чтобы снискать популярность.

Понимаете, оштрафовать женщину в никабе – значит продемонстрировать жесткую позицию по отношению к мусульманам, к терроризму, к инородным культурам. Это, в основном, методы правых. Они часто разыгрывают эту карту в условиях экономического кризиса. Вспомните, что было в годы Второй мировой войны и что этому предшествовало, когда во всех бедах обвиняли евреев. Нацисты сначала нагнетали антиеврейские настроения, а потом «ко всеобщему облегчению» начали губить их в газовых камерах. Вот и мусульмане сегодня – как евреи 1940-х.

Еще раз подчеркну, на мой взгляд, есть разница между ношением бурки и хиджаба. Хиджаб не мешает общению, он не представляет угрозы для безопасности, и если женщина хочет носить хиджаб по религиозным или национальным соображениям, ничто не должно ей мешать это делать. В Великобритании, насколько мне известно, хиджаб не вызывает общественного недовольства, в отличие от европейских стран. Там его почему-то считают признаком политического ислама. По-моему, политика тут совсем ни при чем, это культурная традиция, часть исламской традиции, это право, которое есть у людей других вероисповеданий. Например, христиане в Пакистане покрывают голову, когда идут в церковь, иудейки в Израиле и в Лондоне покрывают голову, когда идут в синагогу, монашки покрывают голову, наконец, наша королева значительную часть своей жизни ходила с покрытой головой.

 

- Каков ваш прогноз: эти процессы приведут к новой Европе, принимающей многообразие, или же все закончится жестокими преследованиями мусульман и новыми гетто?

- Я думаю, что Европа придет к обществу, в котором мусульмане будут полноправными членами. Но часть мусульман будут жить в гетто. Зачатки этого мы можем наблюдать уже сегодня. В пригородах Парижа проживают сотни тысяч выходцев из стран северной Африки, которые не интегрированы в жизнь французского общества, которые сидят без работы, потому что селятся в экономически неблагополучных районах. Соответственно, средний уровень образования становится все ниже и ниже, а шансов устроиться на хорошую работу – все меньше.

Укрепление позиций националистов в европейском парламенте свидетельствует об экономическом упадке. Как только начинаются проблемы с экономикой, пальцем тычут в иммигрантов и национальные меньшинства, и тут-то и начинается демонизация.

Принять как данность другое вероисповедание, другой цвет кожи, другую культуру – очень не просто. И нам предстоит еще долгий путь в этом направлении.

 

- В этом году суд Амстердама вынес оправдательный приговор голландскому парламентарию Герту Вилдерсу в деле по обвинению в оскорблении и дискриминации мусульман и разжигании религиозной вражды. Как, на ваш взгляд мусульмане должны реагировать на людей, мнение которых он представляет? Должны ли они активно выступать в свою защиту или же нужно относиться к этому сдержанно?

- Именно сдержанно. В 2010 году он выступал с речью в британском парламенте. Когда стало известно о его визите, я сам сначала обратился к руководству палаты с протестом, но мне было сказано, что они не будут противиться его приходу. И тогда многие люди подходили ко мне и спрашивали, как им реагировать – устраивать ли протест, я отвечал, что не надо, надо игнорировать.

Суть в том, что везде в Европе – и в Бельгии, и в Швейцарии, и во Франции, люди в целом не настроены против мусульман или протии ислама, они просто законопослушные граждане, которые хотят жить со всеми мирно.

Помните скандал вокруг запрета строительства минаретов в Швейцарии? Ведь там дело было не в минаретах и даже не в исламе. Дело было в Ливии, а именно в том, что у Каддафи был какой-то конфликт личного характера с властями Швейцарии. Когда-то в Женеве, кажется, задержали его сына, ему закрыли въездную визу, а в ответ на это Каддафи выдворил из Ливии все швейцарские предприятия и попытался забрать все свои вклады из швейцарских банков. И вот все переросло в конфликт между двумя странами, который в Европе обернулся против мусульман. А они-то в чем виноваты? Каддафи – что, верховный муфтий всех мусульман?

 

- Вы написали письмо Бараку Обаме касательно дела Аафии Сиддики. Последовал ли какой-нибудь ответ?

- Нет, ответа пока нет. Но исход этого дела очень значим и для Обамы, и для нас. Прежде всего, я верю в невиновность д-ра Сиддики (Aafia Siddiqui – пакистанский нейробиолог, в 2010 году осужденная судом США к 86 годам тюремного заключения за стрельбу в Афганистане по допрашивавшим ее американским военным в 2008 году). Я не верю, что существуют свидетельства ее вовлеченности в террористическую деятельность. Я думаю, это все сфабриковано, потому что ее арестовали, а потом 5 лет о ней ничего не было слышно. Ее арестовали то ли из-за того, что она вышла замуж за человека, связанного с Аль-каидой, то ли из-за того, что американским спецслужбам казалось, что она вышла замуж за этого человека, то ли из-за того, что, находясь в США, она собирала деньги для боснийцев, что было расценено как подрывная деятельность против США. Как бы то ни было, ее арестовали, и выпускать ее уже считают недопустимым. Она подвергалась плохому обращению в тюрьме, и это еще одна причина держать ее под стражей – иначе достоянием мировых СМИ станут шокирующие факты.

Идея с расстрелом пятерых солдат появилась уже после того, как Сиддики доставили в США. Обама не вникает в детали. Если бы ее не признали виновной по этому делу, Обаму стали бы обвинять в недостаточной решительности и жесткости в борьбе с терроризмом и преступностью в целом. Поэтому он и его администрация сделали все возможное для вынесения ей приговора. Иначе вся философия этой войны с терроризмом рухнула бы.

 

- Так значит идея борьбы с терроризмом будет развиваться под руководством Обамы?

- Она и сейчас развивается. Его речь в Каире была прекрасна, но большую часть того, о чем он говорил, он сам уже и опроверг. Видимо, под давлением республиканцев правого крыла. А американская демократия становится очень неоднозначной, когда дело касается выборов: все делается с оглядкой на общественное мнение. А кто заправляет общественным мнением? Г-н Мердок, а Мердокэто Fox TV, Sky TV, the Times, The Sun, the News of the World – мощнейший сегмент американских СМИ. А кто такой Мердок? В интернете нетрудно найти ссылки на его связи с сионистским лобби.

 

- Почему у мусульман нет своего лобби?

- На продаже сырой нефти саудиты ежедневно зарабатывают миллиарды долларов, и эти деньги идут в американские банки под проценты. Так поступает каждая мусульманская страна за редким исключением. Саудийские лидеры боятся потерять власть, они не всемогущи, как может казаться, глядя на их королевства и прекрасные одежды. Я могу себе позволить критиковать американскую политику, а саудиты – нет. Их правители им не позволят, потому что им нельзя терять лицо в глазах Запада.

Как-то, находясь в Египте, я спросил, зачем они строят подземную стену на границе с Газой. Один из египетских парламентариев ответил, что со стороны Газы идут потоки наркотиков и оружия. Но жители Газы не могут даже сухое молоко для своих детей купить, им кормить себя не на что, как они могут выращивать наркотики? Я был в Газе и никаких наркотиков не видел. А если бы у них было оружие, я думаю, они использовали бы его против израильтян.

 

lastprophet.info

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/18516/">ISLAMRF.RU: Лорд Ахмед: мусульмане в Европе сегодня – как евреи в 1940-х</a>