RSS | PDA | Архив   Пятница 24 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

«Братья-мусульмане»: будем стремиться сформировать коалиционное правительство

12.01.2012 13:46

В Египте прошли многоступенчатые парламентские выборы, на которых уверенную победу одержали «Братья-мусульмане». Наряду с «братьями», в парламентских выборах участвовали и т.н. «салафиты» (находящие поддержку у Саудовской Аравии), а также демократические прозападные слои, которые вначале сдетонировали египетскую революцию, наполнив площадь Тахрир сотнями своих сторонников, но потом растворились в океане народных масс, которые по зову «Братьев-мусульман» всколыхнули Каир и сбросили режим Мубарака.

 

Газета «Завтра» предлагает вниманию читателей текст беседы, состоявшейся между представителями «Ихван аль-муслимин» и гостями из России (А.Проханов, Ш. Султанов). (Беседа велась до третьего этапа голосования, по итогам которого лидировавшие партии упрочили свое положение).

 

«Ихван аль-муслимин»: Позвольте нам от имени руководства нашего Движения и нашей партии приветствовать вас, наших российских братьев, здесь, в Каире. Мы знаем, что вы принимаете близко к сердцу события в Египте, следите за развитием нашей революции, и нам бы хотелось выслушать ваше мнение. Мы сейчас переживаем эйфорию победы. Всё, что прежде говорили о нас наши враги, представляя нас темными, угрюмыми, неспособными к политическому взаимодействию людьми, готовыми к террору, государственному перевороту — всё это не оправдалось. Мы уверенно побеждаем на свободных демократических выборах. Выборы в Египте проходят в три этапа. На каждом этапе голосует определенная часть Египта. На первых двух этапах мы получили 52% голосов. На третьем этапе голосование будет проходить в тех египетских губерниях, где «Братья-мусульмане» обладают подавляющим влиянием. Это значит, что, в дальнейшем, в парламенте «Братья-мусульмане» будут обладать подавляющим большинством.

 

Гости из России: Мы поздравляем вас, ваше Движение, вашу партию с этой блистательной победой. Мы понимаем, что вам предстоит завершить выборы, произвести структурные перестановки внутри парламента, сформировать правительство, и перейти к очень сложному мучительному этапу подготовки выборов президента Египта. Но хотелось бы понять, как в атмосфере этой победной эйфории, среди сложных политических процедур вы чувствуете приближение мирового кризиса, который неизбежно обрушится на Египет и поставит новую египетскую власть в очень сложные условия? Готовы ли «Братья-мусульмане» взять на себя ответственность за последствия экономического кризиса?

 

Наша революция проходила под девизом обретения свободы и независимости. И наше воодушевление связано с обретением свободы и независимости, и все наши стремления и заботы направлены на то, чтобы избавиться от правления военных, ибо Мубарак оставил нам в наследство военное управление. Все наши усилия направлены на то, чтобы устранить военных от управления без политических потрясений, т.е. демократическим путем, с использованием компромиссов и дипломатических переговоров. Страна устала от военного правления. Как только Абдель Насер произвёл свержение королевского режима, вместе с ним к власти пришли военные. Наша революция предполагает несколько периодов. И первый из них — это свободные демократические выборы, осуществленные без диктатуры военных. Потом пройдут выборы Верховного Совета Шуры, то, что у вас, в России, называется Советом Федерации. И на третьем этапе у нас пройдут президентские выборы.

 

И пока у нас проходят выборы, Законодательный Совет будет готовить проект новой конституции Египта. Впоследствии он представит его на общенациональный референдум. После выборов президента нам предстоит ещё один этап — выборы в органы самоуправления городов, поселений, самых мелких населенных пунктов. Это первое политическое направление, над которым работает наша партия. Вторым направлением является экономическая проблематика. Самые острые проблемы — это проблема национальной безопасности и экономические проблемы.

 

Очень важно, чтобы государство, политические структуры, общественные партии и отдельные мыслители как на Западе, так и на Востоке, поняли: наша египетская революция была вызвана не экономическими причинами. Наша революция не была восстанием бедных против богатых. Египетский народ много лет пребывал в бедноте, но это не вызывало восстания. Мы готовы оставаться бедными, но при этом свободными.

 

— Мы понимаем: свобода и независимость — великие ценности, ради которых люди жертвуют жизнью. Но вот представьте себе: нахлынет волна экономического кризиса. Экономика будет разрушена. Страну охватит голод. И голодные люди выйдут на улицы, теперь уже с претензиями к «Братьям-мусульманам». Они скажут: да, при Мубараке, Садате нам было плохо, но вы не улучшили нашу жизнь. И на фоне народных волнений все явные и скрытые враги революции вновь поднимут голову и станут показывать на вас пальцем, говоря, что во всем виновата ваша партия. Разве вы не чувствуете сложность этой ситуации? Потом, нам кажется, что самые острые проблемы ждут вас не сегодня, не завтра, а в пик экономического кризиса, когда средний класс и беднота, которая поддерживает вас сегодня, направят против вас свое раздражение и негодование.

 

Наша главная идеологическая концепция, с которой мы обращаемся к народу, заключается в том, что мы все египтяне — бедные, богатые, средний класс — являемся партнерами, членами нашего египетского общества. Чтобы у народа возникло такое ощущение, мы умышленно не баллотировались на все места в парламенте, оставляя эти места другим политическим силам. Мы не стремимся к монополии на власть, чтобы не возбуждать подозрения в каких-то диктаторских тенденциях ни среди египетского общества, ни в окружающем нас мире. Мы выходим из подполья. И этот выход в открытую политическую жизнь должен осуществляться постепенно, шаг за шагом. Наша «Партия справедливости и свободы» подготовила программу. Она включает в себя справедливое распределение доходов внутри Египта. Сохранение и сбережение общественного продукта, богатства внутри страны, которое прежде расхищалось узкой группой лиц и вывозилось за пределы Египта.

 

Мы исправим законы, которые позволяли им эксплуатировать общественные богатства Египта. Мы сделаем эти законы в интересах большинства. Это исправит ситуацию на внутреннем рынке. Мы понимаем, что времени остается мало, экономический кризис надвигается стремительно. Поэтому мы и торопимся завершить наш политический первый этап, для того, чтобы приступить к реализации нашей экономической программы. Нас обнадеживает пример Турции, которая смогла избежать отрицательных последствий после первой волны кризиса. Здесь важен моральный аспект. Если люди видят, что страной руководят честные и порядочные люди, что они используют свою власть не во имя личных интересов, а во имя народа, то будут готовы смириться с начальными трудностями, перетерпеть их ради грядущего цветущего будущего. Мы отчетливо представляем, что в ближайшем будущем случится мировой кризис, поэтому мы готовим себя к этому испытанию.

 

— Логика событий ведет к тому, что «Братья-мусульмане» должны будут выдвинуть своего человека на пост президента страны. В этом логика революции. Если этого не произойдет, то люди вас не поймут. Отказ участвовать в президентских выборах будет означать добровольный отказ от власти.

 

Нам предстоят президентские выборы, но наше решение заключается в том, что мы не будем баллотироваться на президентский пост. Человек, который пойдет на президентские выборы, будет не из «братьев», но он не будет и из военных. Его кандидатура будет согласована со всеми политическими силами Египта.

 

— Такого не может быть. Потому что логика политической борьбы, логика политической революции заставит «братьев» выдвигать на президентский пост своего человека.

 

В продолжение сказанного, уверяю вас, что мы, победив в парламенте, не будем создавать однопартийное правительство, а будем стремиться сформировать коалиционное правительство. «Братья» будут принимать участие в правительстве, но не будут контролировать правительство.

 

— Вы же знаете, какие силы стоят за «салафитами», вы знаете, какие силы стоят за либералами. Когда им скажут — они выйдут из этого правительства, и вы в этом ослабленном правительстве все равно окажетесь наедине с проблемами страны.

 

Вы должны знать, что «салафиты» не являются однородным движением, не все из них получают установки из Саудовской Аравии. Также и либералы не являются монолитным движением, и не все из них получают указания из Вашингтона. «Салафиты» не являются организованной политической силой, они, скорее, размытое течение. В свое время, во времена Мубарака, спецслужбы использовали «салафитов» в своих целях. Им открывали спутниковые каналы. Им предоставляли для пропаганды мечети, им предоставляли свободу перемещения по стране. Мы намерены объединить вокруг себя патриотов, националистов, независимых политиков. Из этих сил мы будем формировать будущее временное правительство. Но мы согласны, что нам предстоят очень трудные дни.

 

— Мы, российские аналитики-эксперты, изучающие Египет, исходим из того, что внутри «Братьев-мусульман» существуют две тенденции по отношению к военным. Причём, не к конкретному Военному совету, управляющему страной, а к кадровому составу армии, к генералитету. Одно направление состоит в том, что нельзя искать компромисса с генералитетом, который служил Мубараку. Другое направление олицетворяет поведение одного из руководителей партии, который завязал отношения с армейской верхушкой. Но ведь вопрос взаимодействия власти с армией является ключевым вопросом на ближайшие год-два. С вашей точки зрения, какое из этих направлений победит?

 

Скорее всего, восторжествует тот взгляд, который призывает сотрудничать с армией. Для того, чтобы в результате этого сотрудничества отделить армию от управления государством. Уже сейчас видно, что политическая риторика «братьев» и политическая риторика Военного совета во многом совпадают. «Братья» понимают, что, вступая в отношения с военными, они вступают на минное поле. Именно поэтому они обдумывают каждый свой шаг, ибо лишь выверенные шаги, не обостряющие, не ухудшающие общую ситуацию в стране, являются приемлемыми.

 

— Но не может ли сложиться такая ситуация, что в вашем коллективном руководстве найдется группа людей с авантюрным складом, которая сбросит вас, выдавит вас из этого руководства, и замкнет на себе всю политическую власть в стране?

 

Нет, это невозможно. Эти предполагаемые группы будут работать в составе коллективного руководства, их работа будет контролироваться коллективом. Они не смогут уединиться, составить заговор. У нас, у «братьев», есть четкая организация, партия, социальная поддержка масс. Авантюристы не смогут нас одолеть, они будут вынуждены считаться с общей тенденцией.

 

— Мы недавно были в Иране на исламской конференции, посвященной революционным процессам в исламском мире. Иран предлагал всему цивилизованному миру свою, иранскую модель. И когда там выступал один из «Братьев-мусульман», то он сказал, что «нам не годится иранская модель, мы все-таки предпочитаем светскую демократическую модель». Тогда скажите, почему вы, пройдя через застенки, тюрьмы, пытки, пронеся идею власти через такие испытания, почему вы не можете предложить своей оригинальной, уникальной модели, в которой бы учитывалось ваше глубинное религиозное миросознание?

 

Мы считаем, что демократическая модель управления государством не противоречит исламу. Мы считаем, что в иранской модели есть элементы, которые не совсем соответствуют исламской концепции демократии. В Иране есть орган, который выше действующей конституции. У них есть сословие правящих богословов — аятолл.

 

— Но, возможно, если бы вам удалось создать уникальную модель правления с учетом принципов и ценностей исламского возрождения, вам легче было бы удержать власть в недрах этой политической модели.

 

Скорее всего, это произойдет. Но не сейчас. Рождение подобной модели должно быть поэтапным. Когда мы формировали проект конституции, мы стремились учесть в ней интересы большинства нашего народа, с тем, чтобы сохранить его религиозное единство. Вторым пунктом будущей конституции является утверждение, что основой народного миросозерцания является шариат, и именно он является питательной средой, на основе которой создаются наши законы. Эти законы будут составлены так, чтобы они не ущемляли права наших братьев-христиан. Повторяю: наш первый и самый главный шаг заключается в том, чтобы покончить с тиранией.

 

В конце концов, на наш взгляд, самое важное — это позиция народа. Если народу покажется, что мы неправы, что мы неспособны, что мы нарушаем его основные чаяния, что мы не способны дать Египту возрождение — мы отойдем от власти. У нас есть взгляд на то, как выйти из кризиса, сообразуясь с исламским правом. Если наша политика выведет нас из экономического тупика — это будет прекрасно. Если же нет, то мы не цепляемся за власть и готовы отступить. До сего дня главными проблемами египетского политического устройства были коррупция и тирания.

 

— Но не было ли правильным в ситуации сложившейся неопределенности, устранив тиранию Мубарака, вместо нее организовать исламскую диктатуру, которая дала бы маневр на время экономического кризиса?

 

Нет, мы на это никогда не пойдем, и народ на это никогда не согласится. Революция устанавливает новые порядки. Нам нельзя, устраняя прежний порочный порядок, установить порядки ещё более скверные.

 

— Сегодня мировая история делается, во многом, в Египте. От того, как здесь будет происходить трансформация власти, от того, насколько гибкими, умелыми будут «Братья-мусульмане», от этого зависит судьба исламской революции во всем исламском мире. Это понимают не только друзья, но и противники египетской революции. Нам известно, что враги Египта выстраивают сложную комбинацию, чтобы поймать «братьев» в ловушку, тем самым дискредитировать саму идею исламской революции. Враги всеми силами стараются, чтобы Египет не стал лидером исламской революции в мире. Мы видим, что в последние месяцы на Западе отношение к «Братьям-мусульманам» коренным образом меняется. «Братьев» стараются включить в контекст глобальной экономической и политической системы, чтобы из недр этой системы управлять ими.

 

Ситуация усугубляется тем, что в последние годы резко усиливается мировая неопределенность. Это сопровождается кризисом всей глобальной системы – кризисом западной цивилизации и кризисом западного мышления как такового. Ещё в 2004 г. многие политики на Западе знали о надвигающемся кризисе 2008 г., но ничего не смогли сделать для его предотвращения. Сейчас говорится, что надвигается вторая волна социально-экономического кризиса, Бжезинский даже говорит о глобальном политическом кризисе.

 

«Братья-мусульмане» становятся лидирующей духовно-политической силой в мире, а египетские «Братья-мусульмане» являются авангардом всех арабских «Братьев-мусульман». Поэтому мы хотим услышать от вас ответы ещё на несколько вопросов. Как «Братья-мусульмане» будут вести себя в период экономического кризиса? Какая политическая система будет выстраиваться «братьями», с учетом тех стремительных перемен и трансформаций, которыми уже охвачен мир? И, наконец, какую экономическую модель намерены выстраивать «Братья-мусульмане» с учётом вовлеченности Египта в мировые глобальные системы?

 

Возвращаясь ещё раз к экономической модели, мы хотим отметить, что в ее реализации очень важна политическая воля. Египет очень богатая страна. Она богата человеческим ресурсом, есть Нил, полезные ископаемые, сельское хозяйство, рыбное хозяйство, Суэцкий канал... Все это – источник национального благосостояния. Для того, чтобы превратить Египет в цветущее государство, не хватало политической воли. Идея же развития находится в глубине, в самой сердцевине мировоззрения «Братьев-мусульман», с самого их начала как организации. По нашим представлениям, мусульманин — это человек, который свободен, имеет независимый от посторонних доход и свободу в выборе своей профессии. Брат-мусульманин силен своей верой и здоров своим телом. Он не разбазаривает отпущенное ему время, он служит и помогает другим, он организован и сосредоточен во всех своих устремлениях. Если приходящие к власти «братья» будут обладать этими качествами, то они смогут стать руководителями нашего общества.

 

Что касается политической модели, мы прекрасно понимаем, что американцы, Запад стремятся ослабить ведущую роль «Братьев-мусульман». Американский проект направлен на уничтожение инфраструктуры Египта. Мы прекрасно об этом были осведомлены ещё до революции. Мы также знаем, что на Западе не сомневаются, что исламский проект так или иначе будет реализован. Поэтому они стараются разрушить Египет до того, как власть в нем попадет в руки исламских сил. Зная концепцию Америки, мы пришли к выводу, что необходимо создать коалицию с другими революционными силами Египта. Мы понимаем, что этот переходный период проходит под сильным воздействием Запада, и мы в нашей политике считаем, что возможно преодолеть этот период с наименьшими потерями. Что касается внешнего воздействия на нас, то нужно учитывать, что в период мирового экономического кризиса будет распадаться весь американо-сионистский проект. И степень его воздействия на мир, в т.ч. на Египет, будет уменьшаться. Мы же, повторяю, обладаем политической волей, для того, чтобы в критические периоды совершать правильные и незамедлительные действия в интересах египетского народа.

 

— Ваша экономическая модель ближе к иранской модели или к турецкой?

 

Потенциальная египетская модель очень близка к турецкой модели. Мы очень схожи с Турцией. В Турции, как и в Египте, очень сильно развит туризм. И Турция, и мы очень зависим от сельского хозяйства. Только у нас есть залежи полезных ископаемых, у Турции этого нет. В Египте есть газ и нефть, в Турции их нет. Египет и Турция очень близки, поэтому Турция очень внимательно следит за происходящим в Египте. Египет для Турции вторая по значимости страна, куда идут турецкие инвестиции. Турецкая модель выдержала кризис 2008 г., поскольку эта модель зависит не столько от финансов, сколько от реального сектора. Это позволило Турции выдержать кризисное давление.

 

— Надо отдавать себе отчет, что турецкая модель развивалась так успешно благодаря поддержке со стороны Соединенных Штатов. Вы знаете, что турецкая экономика в значительной степени является экспортоориентированной. Поэтому, турецкое руководство, чтобы выйти на экспортные рынки, опиралось на поддержку американцев. И, наконец, Турция имеет огромную финансовую задолженность, то есть налицо зависимость от мировых финансовых центров. Это делает Турцию зависимой и политически, и экономически от мировых финансовых рынков. Поэтому, с нашей точки зрения, механическое заимствование турецкой модели будет неэффективно для Египта.

 

Мы не станем механически копировать турецкую модель. Мы будем брать из нее положительные, на наш взгляд, стороны. Мы рассматриваем другие успешные проекты, которые были реализованы в других странах — например, в Малайзии, Индонезии, Сингапуре.

 

— Вы сказали, что народ вступил в революцию не потому, что он был беден, а потому что он желал свободы. Нам кажется, это не совсем верно: народ захотел быть свободным, чтобы жить лучше. Какие шаги, методы вы предложите, когда окажетесь у власти, чтобы народ стал жить лучше?

 

В революции, на самом начальном её этапе, принимали участие далеко не бедные люди. Это были зажиточные, богатые или даже очень богатые люди. И богатые, и бедные собрались вместе, чтобы остановить угнетение и обрести свободу. Всем известно, что 80, или даже 90% всех доходов Египта, присваивают 10% населения. Лишь 2% богатства распределяется между 90% населения. Мы поставим законным путем ограничение на максимальные доходы и определим минимально допустимые размеры доходов. Таким образом, будет осуществлена социальная справедливость, и мы с первых шагов добьемся социальной стабильности, позволяющей нам развиваться дальше.

 

Мы поставим задачу самодостаточного обеспечения Египта продовольствием, поскольку мы до сих пор импортируем зерно, несмотря на то, что у нас прекрасные плодородные почвы, и мы в состоянии производить достаточно зерна для Египта. Наша экономика не нуждается в инвестициях в той степени, в которой нуждается в них Турция. У нас очень богатая земля, богатое общество, и лишь неправильная политика превращала большую часть нашего народа в бедняков. У нас огромный внутренний рынок, мы связаны со многими рынками арабских и африканских стран, и нам не нужна американская поддержка. Поэтому наше развитие не связано с поддержкой или противодействием мировой экономической системы.

 

— Вам предстоит нанести сокрушительный удар по коррупции, этот удар вызовет обратное сопротивление, и вам предстоит очень острая гражданская схватка. Такого рода внутренние гражданские схватки предполагают ослабление демократии и усиление централистских тенденций. Вы же постоянно говорите о том, что собираетесь расширять демократическое поле. Как вы можете совместить радикальную борьбу с коррупцией, которая может привести страну к гражданской войне, с непрерывным расширением демократии?

 

Есть два рода коррупции. Один вид охватил простое население, носит массовый характер. Другой вид коррупции существует в высших слоях общества, в его финансовых и чиновничьих кругах. Коррупция в народе преодолевается при помощи усиления исламской морали. Второй же вид коррупции подавляется с помощью неукоснительного соблюдения закона. Этого будет достаточно, поскольку до сего дня закон не действовал против крупного чиновничества.

 

— Вы знаете, в Китае бурное развитие страны началось после VIII пленума КПК в 1978 г. Сразу же с 1979 г. началась борьба с коррупцией. По мере экономического роста и развития Китая в той же самой пропорции стала увеличиваться коррупция. Китайцы используют все способы борьбы с коррупцией, вплоть до публичных расстрелов коррупционеров. Но, как недавно заметил товарищ Ху Цзиньтао, проблема коррупции в Китае обостряется. Китайцы используют расстрелы, тюрьмы, конфискации имущества, используют партийные средства — агитацию, воспитание, но, тем не менее, коррупция возрастает.

 

У нас, в России, после того, как началось внедрение демократических принципов, после 1991 г. коррупция увеличилась в разы. Росла демократия, и параллельно рос криминал. Нам кажется, вы недооцениваете проблему борьбы с коррупцией. Египетская государственная машина пропитана коррупцией. Простых способов борьбы с коррупцией не существует. Одним только моральным методом ничего не решишь.

 

Есть вероятность того, что, когда вы начнете массовую борьбу с коррупцией, начнете наступление и на коррумпированный народ, и на коррумпированную верхушку, вас станут обвинять в тоталитаризме, в жестокости, в том, что вы уподобились Мубараку. Как только вы станете правящей партией, как только вы сформулируете государственную систему — в вашу систему станут проникать коррупционеры. Через год-полтора «Партия свободы и справедливости» может стать самой коррумпированной партией Египта...

 

В диагнозе мы с вами согласны. Но в методах лечения мы не согласимся с вами. Коррупция происходит оттого, что человек слаб, и его можно искусить деньгами. Действительно, чисто репрессивные меры не решат проблемы. Поэтому воздействовать на коррупционеров надо двумя путями. Духовным, моральным и материальным. Примеры, которые вы привели — Китай, Россия — там воздействуют на проблему только материально. В нашем случае надо понимать, что 95% населения в Египте — это мусульмане, живущие мусульманскими ценностями, духовными представлениями. Мы должны развивать отношение между индивидуумом и Всевышним, между человеком и Создателем Вселенной. Мы обеспечим наш народ самым необходимым, определив нижний и верхний пределы доходов, а остальная наша энергия будет направлена на совершенствование человеческих представлений о смысле жизни. Нам потребуется несколько лет, чтобы изменить само отношение нашего народа к коррупции. Нам необходимо, чтобы наша партия и наше движение подавали примеры людям.

 

— Эти несколько лет, которые вам требуются для борьбы с коррупцией, придутся на пик экономического кризиса. А в период кризиса для борьбы с коррупцией объективно придется усиливать силовые методы. Потому что объективно во время кризиса коррупция возрастает.  Около 80% египетского населения поддерживают «Братьев-мусульман». И большинство коррупционеров тоже поддерживает «Братьев-мусульман», потому что они сами ненавидят коррупцию. И они ждут, как «братья» разрешат эту проблему.

 

Мы видим эти сложности, и понимаем всю сложность проблем.

 

Вы упоены революционной романтикой, вы переживаете эйфорию, но чувствуете ли вы, что рядом с вами — на Ближнем Востоке, назревает война? Война огромная, быть может, Мировая. Вам не кажется, что ваш огромный успех может совпасть с катастрофой, как с глобальной, так и с региональной. Я имею в виду Сирию, возможность войны Израиля с Ираном, включение в эту войну Китая, Америки. Как вы учитываете эту очень опасную глобальную угрозу?

 

Мы наблюдаем за событиями у наших соседей, мы чувствуем опасность, но наше глубокое убеждение, что глобальный американский проект стремительно деградирует. Америка — страна заката. Мир видит закат Америки. Быть может, в течение ближайших семи лет не будет и самой Америки. Египту грозят внешние опасности, быть может, даже блокада, но надо посмотреть на маленькую Газу, на эту крохотную территорию, которая выдерживает не только страшную блокаду, страшное давление не только всего Израиля, но и всего западного мира, блокаду Америки. Газа выдержала и победила благодаря тому, что в ней живут мужественные, верующие, сильные духом люди. Исламская цивилизационная модель, которую мы развиваем в Египте, обязательно победит.

 

— Нам кажется, что Египту в кратчайшие сроки необходимо произвести модернизацию экономики, политической и общественной сферы. Времени на это крайне мало. Ускоренная модернизация полагает мобилизационный проект. Это значит усиление централизации и концентрация в руках централизованной власти ресурсов, которых всегда не хватает. Одновременно вам придется бороться с врагами вашей модернизации, и этих врагов вам придется подавлять. Этими врагами являются те коррумпированные элиты, которые приобрели свое богатство за счет народа. Этими врагами являются проамериканские деятели политической сферы, бизнеса и СМИ. Таким врагом является и коррупция. Всевышний дал вам уникальный шанс. Вы должны действовать осторожно, но и быстро. Существует большой спектр мобилизационных проектов, которые осуществлялись в мире. Политическая воля означает веру, героизм и самопожертвование. «Братья-мусульмане» — тот элемент мирового социума, который способен на все эти три формы поведения.

 

С этим мы согласны на сто процентов.


Газета «Завтра», январь, 2012, №2 (947)

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/19855/">ISLAMRF.RU: «Братья-мусульмане»: будем стремиться сформировать коалиционное правительство</a>