RSS | PDA | Архив   Среда 22 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Рим Гиниятуллин — старейшина татар Узбекистана

05.06.2007 13:00

Предлагаем Вашему вниманию интервью с Римом Абдулловичем Гиниятуллиным, председательем Совета старейшин Общественного культурно-просветительского центра татар Республики Узбекистан.

Есть люди, самой природой назначенные властвовать и царить. С первого же взгляда на них человек инстинктивно определяет: кто он и кто я перед ним? Такие люди все вокруг себя «выстраивают», в древности они — вожди племен или ханы, в наши времена — военачальники и просто Начальники, причем с большой буквы.

Именно таков и Рим Абдуллович Гиниятуллин, ныне председатель Совета старейшин Общественного культурно-просветительского центра татар Республики Узбекистан. А во времена Узбекской ССР он был и вице-премьером правительства, и министром мелиорации и водного хозяйства. Кстати, вода для солнечного, временами даже избыточно солнечного края — это ресурс ценнее золота. И роль «главного водяного», несомненно, была ключевой. Сейчас на пенсии Рим-абы так же величественен и строг. В его огромном доме, который он выстроил своими руками за несколько лет, мы беседуем о судьбах его родного татарского народа в Узбекистане.

 

— Мы с вами присутствовали на открытии Представительства Татарстана в Узбекистане. Как вам кажется, эта дата, 3 мая, — войдет ли она в историю?

— Вообще-то Представительство было открыто в 1992 году, и я принимал в этом самое прямое участие. Инициатива шла прежде всего от татар Узбекистана, и поддержку мы получили от президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Однако руководство Узбекистана, равно как и Посольство России, не проявило к этому никакого интереса. Никто даже ни разу не посетил наш офис. Можно даже фиксировать негативное отношение.

А сейчас у этого проекта открылось второе дыхание. Вы сами видели на презентации Чрезвычайного и полномочного посла России Фарита Мубаракшевича Мухаметшина, советника Президента Республики Татарстан, директора Департамента внешних связей Тимура Акулова, первого заместителя министра МИД Узбекистана Ильхомжона Нематова.

Такой высокий представительский уровень говорит об одном: найдена приемлемая новая формула взаимодействия. То есть Представительство не претендует на дипломатический статус, ибо его от имени Российской Федерации обеспечивает Посольство РФ. Взаимоотношения выстроены так, что Представительство осуществляет контакты на уровне бизнеса, торговли, финансов, науки, туризма и культуры. И это устраивает всех. Кстати, посол России здесь был не как татарин — но именно как посол России.

 

— В чем же будет изюминка работы Представительства в режиме «второго дыхания», как вы определили?

— Экономический потенциал Татарстана огромен и до сих пор не используется в полном объеме. Нынешние татарские олигархи уже настолько сыты, что им незачем искать новые рынки, в частности, в Узбекистане. В результате сложилась такая картина: огромные средства оседают у посредников, продающих в Узбекистан продукцию, изготовленную в Татарстане. К примеру, грузовики КАМАЗ из Набережных Челнов.

На бумаге быстро создаются фирмы-посредники, где-нибудь в Москве, в Лондоне, Нью-Йорке или вообще в далеких офшорных зонах. В офисе сидит пара-тройка человек, которые перебрасывают информацию и бумаги, — в итоге покупатель в Узбекистане переплачивает, иногда в два-три раза, за то, что можно купить по нормальной цене напрямую. Это называется просто и четко — спекуляция.

Первая задача Представительства — дешифровать такие потоки, наладить прямые связи между предприятиями Татарстана и покупателями в Узбекистане. Польза будет обоюдная — для жителей той и другой страны.

 

— В России сейчас крайне осторожно относятся и к идее суверенитета отдельных республик в составе Российской Федерации, и к опыту «бери суверенитета, сколько сможешь!» ельцинских времен. Что, по вашему мнению, делать Татарстану в новых условиях?

— Всем, кто хоть как-то касается этих вопросов, надо усвоить один непререкаемый факт: Татарстан давно стал частью России. Это уже многовековая реальность, и никто ее не изменит. Когда же татары требуют «суверенитета», то речь идет не о политической полномасштабной программе, ведущей к созданию самостоятельного государства — нет, суверенитет для татар — это средство возрождения языка и культуры народа!

Очевидно, что вся эта сфера была в Советском Союзе запутана. Представьте себе, тогда ведь в Казани люди стеснялись говорить по-татарски. Эстонцев всего 1 миллион человек, но они на своем языке говорили и говорят. Башкир — 1,5 миллиона, а тогда в паспорт они не имели права записать слово «башкир». Как выйти из этой путаницы и несправедливости? Не по пути же чеченской кровавой авантюры идти… Главное — дать каждому народу условия для восстановления и развития своей культуры.

Посмотрите на татар советского времени с другой стороны. Число Героев Советского Союза за время Великой Отечественной войны в два раза выше, чем суммарно ото всех других республик. О чем это говорит? Спросите сами себя: разве отдают жизнь за страну, если не считают ее своей Родиной! Да, никто не совершает подвиги, если не переживает за свое Отечество. Потому еще раз повторю очевидное: татары давно стали частью Российского государства, Татарстан — частью Федерации. Навеки веков.

И когда политики типа Жириновского говорят с легкостью о слиянии неких автономий с Иркутской или Волгоградской областью как о примере для Татарстана — нас это оскорбляет. Суверенитет для татар, повторю, средство созидания своей культуры.

 

— Ныне нередко слышится критика в адрес Всемирного конгресса татар за его оторванность от жизни и бюрократизацию. Как вы оцениваете эту структуру?

— Татары должны иметь организацию с объединительной философией, и это бесспорно. Созданием этой структуры мы заявили всему миру: да, мы есть, мы существуем! И в этом главное значение ВКТ. А относительно его практики я не берусь судить. Но объединительный ресурс в любом случае нужен.

 

— Какова статистика татар и перспективы в Узбекистане?

— Вообще о статистике в этой сфере всегда говорить сложно. К примеру, я знаю, что в Турции проживает два-три миллиона татар, но там такой статистики вы не найдете, ибо многие записаны официально как турки. Официально признанных татар в мире 8,5 миллиона человек, неофициально — 12 миллионов.

Что касается Узбекистана, то по переписи 1979 года нас было 539 тысяч человек, а по переписи 1989 года уже 467 тысяч. Как видите, отъезд татар из Узбекистана начался еще в советское время. Сейчас татар здесь 250 тысяч, это казанские, поволжские и еще 20 тысяч крымских татар. Их, кстати, до перестройки было 195 тысяч — но многие поехали на родные земли, в Крым.

Перспективы татар Узбекистана определяются нашей особой склонностью к наукам, сложному производству, наконец, к посреднической роли между Россией, Татарстаном и новым Узбекистаном. То есть это веками освоенная ниша.

Нашей историей в Узбекистане регулярно занимается профессиональный историк из Института истории Академии наук Узбекистана Ренат Шигабдинов, он публикует статьи по теме «Татары Узбекистана». Вопросами культуры занимается Наиля Галимовна Шарифкулова в Представительстве Татарстана.

 

— Вопрос, который особо хочется задать: каково же у вас хобби, при такой разносторонней деятельности и нагрузках?

— Я всеядный. Все, что делаю, — мое любимое дело.

И все-таки, наверно, выделю книги. В последние десять лет с удвоенным интересом изучаю и сам пишу об истории моего народа, татар. Знаете ли, у татар, по-моему, генетически заложена тяга к образованию. Разве не поражает такая сухая статистика, данная в монографии Каримуллина о татарском книгоиздании? Судите сами: в 1913 году на белорусском языке было издано две книги, а на татарском 340. Общий тираж книг на узбекском, казахском и киргизском в том же году — 500 тысяч экземпляров, а на татарском — 1 миллион 640 тысяч.

И еще цифры: до 1940 года Казань была единственным центром сначала в дореволюционной России, а потом в СССР, который обеспечивал исламской литературой всю страну. У нас в Узбекистане в каждой школе из десяти учителей семеро были татарами.

Об укорененности татар в Узбекистане говорит многое. Это древние торговые и религиозные связи, обмены, имена многих ученых и деятелей узбекской многонациональной культуры и промышленности, названия улиц и площадей. В Ташкенте есть улицы Мусы Джалиля, Габдуллы Тукая, Хади Такташа.

 

— А какова в целом этническая картина современного Узбекистана, сказывается ли здесь «конфликт цивилизаций»?

— Население Узбекистана 27 миллионов, это в два раза больше, чем в советское время. Демографический бум налицо. Об отъезде татар, начавшемся в советские времена, я уже говорил. Ущербом для культуры и промышленности были потоки уезжавших татар и русских, а также евреев, специфического анклава так называемых бухарских евреев, осевших здесь еще в средневековье. От 130 тысяч евреев осталось 7,5 тысяч, в Ташкенте осталось три синагоги. А вообще ныне в Узбекистане проживают 132 национальности!

Большинство неузбеков прибыли сюда в результате естественных миграций. И лишь некоторых сюда выслали насильно: это немцы, турки-месхетинцы, чеченцы, подвергшиеся депортации. А крымские татары сами переехали, почувствовав приближение гонений.

«Конфликт цивилизаций» — это надуманная политиками пропагандистская формула. К Узбекистану она не имеет никакого отношения. Да, все народы на земле разные. Все со своими вкусами в кулинарии, в манере жить, одеваться, писать и музицировать. Вот, в Европе считают дикостью сидение на полу и признают только стулья — а в мире 5 миллиардов человек каждый день садятся на пол! И что, из этого надо выводить «конфликт цивилизаций»!? Бог один, и мы все — дети Единого Бога.

Подумайте: в семье бывают и девочки, и мальчики, все со своими характерами. И что, из этого надо делать конфликт, враждовать!? Чушь какая-то. Так и народы — дети Единого Творца. Главное — чтобы у людей была вера, мы говорим по-татарски «динэ». Вот когда у человека нет веры ни во что на свете, даже в фонарный столб, — он опасный человек. А люди с убеждениями и с верой всегда найдут общий язык и договорятся.

Вы видите многомиллионный Ташкент: официально 2,5 миллиона жителей, но скорее всего уже 3 миллиона, все надписи в городе по-русски, по-английски, по-узбекски. Город узбеков, но многонациональный. А культура межэтнического диалога здесь древняя и устойчивая.

 Текст и фото — Джаннат Сергей Маркус,
Ташкент, май 2007 года

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/244/">ISLAMRF.RU: Рим Гиниятуллин — старейшина татар Узбекистана</a>