RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Зиаудин Сардар: революции на Ближнем Востоке и в мусульманском мире нуждались в интеллектуальной, культурной, философской и творческой основах

21.01.2013 14:41

Зиауддин Сардар является ведущим британо-пакистанским мусульманским ученым и критиком. В интервью с Сюзанной Фески он говорит о журнале "Критический мусульманин", основателем которого он является, как об "интеллектуальной, культурной, философской и творческой основе" для революций на Ближнем Востоке.

 

 

В январе прошлого года ежеквартальный журнал "Критический мусульманин" стал выпускаться в Великобритании. Журнал печатается в лондонской типографии C Hurst & Co и состоит из более 250 страниц. Его заявленная миссия - "быть источником идей и вопросов, демонстрирующих новаторское мышление об исламе, а также показать, что значит быть мусульманином в быстро меняющемся, все более взаимосвязанном мире".

Основателем и редактором журнала является ведущий мусульманский ученый, критик и общественный интеллектуальный деятель Сардар Зиауддин. Родившийся в Пакистане в 1951 году, Сардар вырос в Лондоне, где живет до сих пор. Он плодовитый и известный писатель: с конца 1970-х годов он написал около 45 книг, а также множество статей и эссе. Соредактором журнала является известный британо-сирийский писатель, критик и блоггер - Робин Ясин-Кассаб.

В ознаменование первой годовщины выпуска журнала представляем вам интервью Зиауддина Сардара Qantara.de о концепции издания  "Критический мусульманин", его первом году выпуска и планах на будущее.

 

- Обложка первого издания журнала "Критический мусульманин" содержала надпись: "Работаем, чтобы создать капельку критической мысли, которая служит катализатором перемен". Когда у вас появилась идея по созданию журнала "Критический мусульманин", и как вы с соучредителем  и издательством  собрались вместе, чтобы воплотить проект в жизнь?

 

- Это может показаться удивительным, но весь проект был далек от какой-либо определенной концепции от зачатия идеи до публикации первого выпуска. Я был вдохновлен Арабской весной, которая подняла вопрос: восстания, безусловно, свергнут диктаторов, но смогут ли они искоренить мышление диктатуры, которое глубоко укоренилось в мусульманском обществе? Что, если мы в конечном итоге, заменим одну диктатуру - другой, как это случилось, например, в Иране или в Пакистане.


Я думал, что революции на Ближнем Востоке и подобные настроения в других частях мусульманского мира нуждались в интеллектуальной, культурной, философской и творческой основе. И если что-то нужно сделать, то это должно было быть сделано сейчас, когда дух реформ и изменений еще витает в воздухе.


Я тоже только что стал председателем мусульманского института, который был реформирован и вновь запущен в качестве научного общества мыслителей, ученых, художников и людей в целом заинтересованных в идеях. Было необходимо, чтобы  институт имел какие-то публикации. То, что "Критический мусульманин" должен выходить под эгидой мусульманского института, казалось очень естественным.


Я поделился своими идеями с моими друзьями, научным журналистом Эхсаном Масудом и писателем Робином Ясин-Кассабом. "Критический мусульманин" был задуман как культурный, а также интеллектуальный проект. Для меня было очень важно, чтобы они работали в моей команде, хотя они уже были трудоустроены и строили свои собственные карьеры, но после постоянных уговоров они согласились с тем, что это была хорошая идея.

 

- Вы писали в The Times, что вы нацелены на "преобразование отдельных лиц в глобальную сеть, работающую над созданием капельки критической мысли, которая служит катализатором позитивных изменений". Как ваш журнал отличается от множества уже существующих мусульманских изданий в Великобритании и по всему миру?

 

- Не существует никакого подобия. Мы находимся в другой Вселенной. Идея состоит не в том, чтобы поднять "Критический мусульманин" до уровня популярного издания, которое читают все мусульмане, а, наоборот, довести остальные издания до уровня нашего журнала, чтобы они могли обсуждать и оспаривать идеи и мысли на достаточно сложном и прагматичном уровне.

 

Мусульмане, как показал мой опыт, жаждут настоящих дебатов, чтобы обсудить вещи, которые их касаются, но рассматриваются как табу, чтобы поднять проблемные вопросы - уйти от традиционных устаревших мыслей или заготовленных западных ответов. Таким образом, наше издание, конечно, заполнит пустоту там, где в настоящее время существует целая пропасть.

 

- Действительно ли изменения в арабском мире, особенно в последние два года, и явное расширение прав и возможностей не только основных исламистских организаций, но и более радикальных, в том числе салафитских, могут сделать ваш критический и непредвзятый подход более сложным, но, в то же время, более важным?

 

- Ну, это одна из главных причин самого существования издания "Критический мусульманин". Насколько я могу видеть, молодые и творческие элементы восстания оказались на обочине: более организованные исламистские организации, а тем более финансово обеспеченные салафиты, стали извлекать выгоду из усилий более открытых и плюралистических групп. Это был один из моих страхов, который, кажется, реализовался.


Я думаю, что более организованный и скоординированный подход, основанный на некотором фьючерсно-ориентированном стратегическом мышлении, необходим, чтобы сдержать исламистов. Я не думаю, что это делает наш подход сложнее - мы знаем, что всегда будет трудно - но это, конечно, делает журнал более насущным и актуальным.

 

- "Критический мусульманин" включает в себя сильный литературный и культурный компоненты, например, Робин Ясин-Кассаб - высоко оцененный романист и эссеист, является вашим коллегой-редактором. Регулярно содержание журнала включает раздел искусств и литературы и раздел отзывов. Как Вы оцениваете роль искусства, литературы и культуры в попытке следовать миссии журнала?

 

- Мы считаем культуру, искусство, литературу, музыку, и все те вещи, которые очеловечили нас, центром нашего проекта. Общество не может считаться обществом без культуры, и процветающее, динамичное общество нуждается в процветающей, живой культуре и искусстве.

 

Мы думаем, что культура может быть как источником власти, так с самой властью. Мягкая сила искусства важна как для самостоятельного представления, так и для влияния на других. Мы стремимся выделять культурные достижения там, где они существуют, поощрять творчество там, где его не существует, а также содействовать более точному восприятию того, что значит быть мусульманином в XXI веке.

 

- Известно, что второй выпуск "Критического мусульманина" был запрещен в Малайзии. Не могли бы вы рассказать больше о запретах или отрицательных отзывах; какие вопросы вызвали больше всего споров между правительствами и отдельными читателями?

 

- В то время как реакция на журнал в целом была довольно восторженной, у нас существуют и критики. Он не для тех, которые считают себя хранителями «истины», как в мусульманских странах, так и на Западе, и мы ожидаем жесткую реакцию из таких мест. Не каждый cалафит или ваххабит утвердит его содержание. Таким образом, отвечая на второй вопрос, выпуск был запрещен в Малайзии, потому что религиозные власти там не одобрили его содержание.


- Существует ли "цензура" с точки зрения тематики, взглядов или авторов, если вы не хотите, чтобы чего-то касались или опубликовывали?

 

- Да, существует. Мы не распространяем насилие или клевету, и не будем публиковать все, что оскорбляет наши убеждения или убеждения других людей. Для нас все темы являются актуальными, но они должны быть изучены с точки зрения аргументов и доказательств.

 

Qantara.de

Перевод: Любовь Петрукович

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/25794/">ISLAMRF.RU: Зиаудин Сардар: революции на Ближнем Востоке и в мусульманском мире нуждались в интеллектуальной, культурной, философской и творческой основах</a>