RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Чем живут мусульмане Новой Зеландии?

17.04.2007 16:29

Беседа о жизни мусульман на другом конце нашей планеты с новозеландским имамом — шейхом Мохаммедом Айротом.

    Глобализация, о которой нередко говорят как об угрозе, — процесс объективный и вовсе не придуманный «глобализаторами» из Вашингтона. Слово это вовсе не означает «агрессию против Ислама» или «навязывание американского стандарта демократии всему миру». Слово нейтрально. Все эти смыслы в процесс вносят люди. И мусульмане, по самим принципам веры, тоже призваны к глобализации — но исламской по сути и по методам. Об этом, и вообще о жизни мусульман на другом конце нашей планеты, я беседовал в Мекке с новозеландским имамом. Уроженец древнего сирийского города Алеппо шейх Мохаммед Айрот (Sheikh Mohammed Airot) сейчас живет и осуществляет служение имама в далекой от нас Новой Зеландии, в городе Окленде.

— Наши прихожане в основном зажиточные бизнесмены, выходцы из Индии и с острова Фиджи, — рассказывает он. — Из Ирана и Ирака приезжают шииты, но основная масса в нашей умме — сунниты. Однако всем нам трудно вписаться в культуру Новой Зеландии, хотя жить здесь очень удобно. Прекрасный климат, добрососедские отношения, отличные условия для бизнеса, миролюбия больше, чем в Европе… Казалось бы, что еще надо? Однако разрыв со старым семейным укладом жизни на родине предков для всех, даже очень успешных эмигрантов, — проблема проблем.

     Исламская солидарность помогает нам найти новых друзей, расширить кругозор и связи, осознать себя гражданами новой страны. Ислам выше всех рас и культур. Но он не против ни одной из рас и ни одной из культур. Вера в Единого Аллаха помогает увидеть брата и сестру в человеке, внешне от тебя далеком и говорящем на ином языке.

— У меня к вам, уважаемый шейх, особый вопрос — как к сирийцу из Алеппо, человеку, который вырос в среде, где живы суфийские традиции. Ислам и суфизм — каковы их взаимоотношения, ведь некоторые считают их противоречивыми? И каково ваше отношение к танцам дервишей, ведь некоторые считают их недопустимыми?

— Суфизм нельзя как­то искусственно противопоставлять Исламу и даже вообще как­то выделять его. Суфизм внутри Ислама. Это особый мистический духовный путь. Существуют разные тарикаты, школы, с разными наставниками и традициями. И все это — сокровища Ислама, а различия между ними непринципиальны. Повторю, это разнообразие сокровищ нашего духовного опыта.

    В современном мире, к сожалению, появились люди, которые «превращают суфизм в бизнес». Представьте себе: у растерянных людей много проблем и жажда чуда. И вот они приходят в «волшебные апартаменты волшебных шейхов», и те им говорят: я знаю секреты жизни, я великий шейх, а у тебя много проблем… Проблемы с женой — дай мне 500 долларов, и я разрешу все твои вопросы… Мои знания — в древних традициях Востока… Я дам тебе дуа, дам целебные напитки… Поговорю с твоей женой…». Одним словом, какой­то псевдомистический цирк, рассчитанный на слабых и неграмотных людей.

    Мне посчастливилось общаться с настоящим великим шейхом из Турции Ахмедом Джами, которому сейчас около 80 лет. Я видел его один раз в городе Мараш. Кстати, в общении с женщинами он очень строг: говорит с ними с закрытыми глазами, а они на встречи к нему приходят с закрытыми лицами.

    А относительно танцев — да, я действительно видел тех, кто эксплуатирует суфийское наследие как находку «восточного шоу­бизнеса» и это, конечно же, несерьезно. Но есть и подлинное. В юности я сам получал воспитание у наставника, который так меня направил, что сердце буквально пело, и танец был естественным выражением глубинной радости, глубинной молитвы­славословия. И я танцевал в таком состоянии, был ближе к Богу. Танцевал до 20 лет.

    Сейчас я не имею такого настроя — какие­либо повторы для меня стали бы имитацией высоких духовных состояний. Поэтому сейчас я не танцую. Это тонкая сфера, а духовный танец — очень хрупкое явление. Надо долго жить рядом с истинным шейхом, повторять зикр, накапливать энергию…

— Вот мы сидим сейчас с вами в фойе роскошного конференц­зала Раббита — Всемирной исламской лиги. Какое впечатление у вас от проходящей здесь конференции?

— Такие встречи, особенно во время хаджа, чрезвычайно полезны — вот вы из северной и далекой России, а я из южной, близкой к Антарктиде, страны… Где бы еще мы могли так поглядеть в глаза друг другу? Я благодарю Всемогущего Господа за эту возможность — увидеть многоликий и многоязыкий мусульманский мир в Мекке! Кто­то в наши дни стал бояться понятия «глобализация» — но вот истинная глобализация, то есть объединение людей планеты на основе веры, начинается с Мекки. И нам не стоит ждать пассивно, как кто­то будет объединять мир вне заветов Аллаха. Как первые сподвижники Пророка, мы должны открыто и активно осваивать мировые пространства — но не для наживы, или решения энергетических проблем, или ради военных авантюр. Ради Аллаха и осуществления посланных Им в Коране заповедей.

    Однако к организаторам конкретно вот этой конференции у меня все же есть претензии — слишком все сухо и официально. Я предпочитаю докладам и выступлениям высоких официальных лиц вот такие простые разговоры, как с вами. Давайте общаться, в том числе семьями, друзьями, ездить друг к другу, помогать в делах и в вере. Какое это богатство — быть собратом в мировой умме!

— Отразились ли на жизни мусульман Новой Зеландии трагические события 11 сентября в США и последовавшая за ними антиисламская кампания во всем мире?

— Наша страна, как я говорил, действительно очень дружная и миролюбивая. Это видно и по законам, и в поведении людей. После 11 сентября мусульманам страны стали писать письма поддержки и всячески выражать солидарность самые разные граждане. А правительство даже публично заявило, что надо хранить мир и что оно не позволит никому сделать что­то недоброе мусульманам.

— А ведете ли вы межконфессиональные обсуждения?

— Конечно. Это живая жизнь. У нас постоянные дискуссии в Оклендском университете, особо активные спорщики — сирийские христиане.

— Расскажите о ваших научных занятиях, пожалуйста.

— Здесь я уже двенадцать лет, но раньше учился в колледже в Марокко. Посещаю регулярно Оксфорд в Англии (Oxford Academy), где работаю над докторской диссертацией о юридическом наследии шейха Ан­Навави.

— А много ли мусульман в вашем городе?

— В трехмиллионном Окленде сейчас около 17 тысяч единоверцев. Все, естественно, говорят по­английски, хотя для большинства выходцев из Индии родным является урду. Кстати, и архитектура мечетей у нас индийская. Сравнительно недавно стала регулярно выходить газета «Аль Муджаддид». То, что она издается с полосами по­английски, по­арабски, на урду и сомали, — свидетельство многоязычия нашей уммы.

    Вот наглядный пример исламской глобализации, если угодно: люди меняют континенты — и каждый сохраняет свои родные язык и семейные обычаи, но нам вместе надо решать проблемы современности, от диалога с властями и строительства медресе до тонких вопросов информатики и культуры. Однако ядро у нас, Иншалла, одно. И оно твердое: это общая вера, общее понимание мира. Если через Интернет и иными способами мы будем развивать взаимообмен и с вами, единоверцами из далекой России, — выполним завет Всевышнего, задумавшего нас единой семьей.

 

Текст и фото —
Джаннат Сергей Маркус,
культуролог

(Статья опубликована в газете «Медина аль-Ислам», № 26)

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/43/">ISLAMRF.RU: Чем живут мусульмане Новой Зеландии?</a>