RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Арабская сказка в сердце Замоскворечья

08.10.2007 19:34

Предлагаем Вашему вниманию интервью с Чрезвычайным и Полномочным Послом Султаната Оман в Российской Федерации Абдуллой бен Захиром бен Сейфом аль-Хусни.

Мало кто у нас знает, где расположено и что собой представляет государство Султанат Оман. Еще меньшее число россиян там бывало. И почти никто даже представить не может, что в замоскворецком переулке с дивно звучным названием Старомонетный в огромном особняке дореволюционного многоэтажного доходного дома рядом с Третьяковкой обосновался живой оазис этого арабского султаната.

Когда переступаешь порог Посольст­ва и начинаешь вдыхать ароматы ладана, вспоминаешь, что где­то слышал: да, именно на юге Аравии издревле добывали душистую смолу, благостный фимиам которой до сих пор растворяется под куполами мечетей мира и под сводами… православных храмов России.

    Итак, заглянем в этот оазис. Белые стены евродизайна, суперсовременные компьютеры последних моделей, строгие дипломаты в европейских костюмах — и коврики для молитвы, ладан, белоснежные джалаба (традиционные аравийские одежды), чалмы из цветных тканей, напоминающие про близость Индии, — здесь все это вместе и все органично.

    Боже мой! Оказывается, вот как можно шагать в ногу с прогрессом, не теряя своей национальной и религиозной культуры. Вы можете себе представить, что, войдя в банк или офис в русских регионах России, в Татарстане или на Кавказе, встретите так же — и одетых по­европейски, и носящих одежду предков? Причем — с удовольствием и то и другое… И легко совмещающих деловитость XXI века с молитвой и омовениями.

    Вообще же султанат был еще 30 лет назад одной из самых закрытых и потому загадочных стран мира. С 1970 года новый (и по сей день правящий) Султан Кабус бин Саид решил сделать свою Родину открытой — теперь здесь много туристов и еще больше — желающих заработать. Как­никак рядом Африка, Индия, Пакистан и Бангладеш — земли, откуда люди отправляются в дальний путь из­за куска хлеба. Согласитесь, в плохую и несчастную страну гастарбайтеры ведь не тянутся.

    Но когда же я приступлю к интервью?

    Никогда ранее мне не доводилось задавать вопросы послу иностранного государства при столь необычных и, я бы добавил, дружеско­братских обстоятельствах. Встреча была назначена на 21.15, но само интервью случилось лишь ближе к полуночи. Сначала гостей — а это были оманские студенты в Москве и телегруппа канала «Столица», снимающая сериал о жизни столичных посольств, — пригласили принять участие в молитве таравих, являющейся «сунной Рамадана», то есть «желательной молитвой с чтением Корана во время Священного месяца поста — Рамадан». И мы совершили таравих (под телеглазом ТВ), а затем пошли к шведскому столу, своими восточными яствами скорее напоминавшему «пещеру Альманзора», затем были приветствия и подарки русским гостям, а когда гости ушли — снова молитва.

    Я     сразу же постарался запомнить в лицо араба, первый раз выполнявшего роль имама, а потом вставшего справа от меня в один со мною ряд на вторую молитву. Вот, наверно, ведущий имам местной дипломатической общины, подумал я. И как же потом был я поражен, что посол — это именно он, тот самый имам! Ни одеждой, ни поведением он не отличался от других.

    Особое почтение к нему я заметил лишь тогда, когда мы приступили к интервью: рядом появился переводчик и помощники. Когда говорят о том, что «арабскому Востоку надо научиться демократии у Запада», я вижу эти слова в ином свете. Шура — исламская совещательность, равенство всех пред Аллахом и братские отношения людей одной веры, культура и этикет подлинного почтения к старшим и «главным лицам» без подчеркнутой помпезности и сухой натянутости — вот где подлинная демократия, без противоречий с наследием предков и заповедями религии! Глядя на оманцев, я бы сказал самодовольному Западу: друзья мои, поучитесь культуре на исламском Востоке — как несуетно жить, как быть почтительными друг к другу, как не забывать при всех текущих бизнес­процессах о Самом Главном — о Боге и уметь благодарить его в постоянном поклонении.

    Итак, передо мной молодой, быстрый и точный во всех реакциях Чрезвычайный и Полномочный Посол Султаната Оман в Российской Федерации АБДУЛЛА БЕН ЗАХИР БЕН СЕЙФ АЛЬ­ХУСНИ.

 — Когда и почему вы увлеклись дипломатией, а потом стали послом Омана в России?

— Послом в вашей стране я назначен недавно, всего лишь около года назад. А дипломатией увлекся 25 лет назад, осознав английскую этимологию этого понятия — как вкус, высочайший вкус в жизни, призвание к наилучшему служению человечеству. Корень латинского слова «дипломатия» — терпение, то, что арабы называют «сабр», великое качество духа, необходимое для прохождения жизненного пути, работы и достижения успеха.

— Когда в Нижнем Новгороде 14 сентября шла церемония закладки первого камня в основание будущего Центра исламской культуры, раздался звонок из Москвы и нам сообщили, что посольство Омана желает сделать дар новому очагу культуры. Мы искренне были тронуты этим, благодарим вас. Но как бы вы определили, что такое исламская культура и чем должен заниматься будущий центр на Нижегородчине?

— Извините, но отвечу очень коротко, ибо здесь более не надо ничего добавлять. Исламская культура — это все. И ваш центр должен заниматься… всем!

— В России о Петре Первом говорят словами Пушкина: «В Европу прорубил окно». А вот на наших глазах Владимир Путин прорубил окно в Аравию. Ранее ни один лидер России не посещал Саудовскую Аравию, Катар, Объединенные Арабские Эмираты. Как в Омане воспринимают этот новый поворот российской политики?

— В арабском мире было давно и существует ныне устойчивое мнение: Россия, как и в недавнем прошлом СССР — это по сути своей огромная держава, одна из сильнейших в мире и тем самым способная выстраивать политику в масштабах не только региональных, например на Ближнем Востоке, — но и во всем мире. Для нас, арабов Залива, несомненно важным направлением политики является российское направление. Наш Султан Кабус убежден, что в международных отношениях продуктивен и нормален только диалог, а любые конфликты должны решаться лишь путем переговоров.

    Он за диалог и против конфликтов. Только такое отношение к политике обеспечит мир и развитие, лишит экстремизм любого вида его почвы. Мы в Омане видим сейчас, что Россия отстаивает те же принципы. И в этом мы поддерживаем друг друга. Это основа для развития наших отношений во всех сферах.

— Недавно вы посетили Чечню по приглашению ее президента Рамзана Кадырова, вместе с представительной делегацией послов исламских государств, аккредитованных в Москве. Каковы ваши впечатления?

— Это была замечательная поездка! Отрадно видеть процессы созидания после нескольких лет разрушений и войны. Именно сегодня я послал президенту Чечни подарки в память о визите и с поздравлением в связи с начавшимся Рамаданом.

— А есть ли с вашей стороны конкретные проекты сотрудничества в Чечне?

— Мы получили несколько предложений и обдумываем их. С нашей стороны ответы поступят, когда мы убедимся в полной стабильности начатого курса. Земли Чечни — очень красивое место, природа благодатна, перспективы у этого уникального края великолепны.

— Мир живет в эти дни напряженным ожиданием: не начнут ли США бомбардировки Ирана? Как ваш султан относится к этой угрозе и вообще — как ее можно остановить?

— Султан Омана твердо стоит все на тех же позициях, о которых я упоминал: любые конфликты можно и нужно разрешать только через диалог. Такую политику он начал 40 лет назад и проводит ее по сей день. Нужны не бомбы, а диалог.

— 5 октября в Москве, как и во многих местах на планете, пройдут акции Международного дня Аль­Аксы — в защиту святынь трех мировых авраамических религий и в поддержку борющемуся против оккупации народу Палестины. Это ведь проблемы не только общеарабские, но и общемусульманские. Как Оман реагирует на проблемы Палестины?

— Мы всегда поддерживали палестинский народ в его справедливой борьбе и старались сделать все для реализации его прав на независимость и прав на земли и могилы предков. В этих проблемах для нас главное, что все мы — арабы. В Омане, в Саудовской Аравии, во многих иных странах мы, несомненно, граждане своих государств — но при этом мы объединены в общую арабскую семью. У нас сейчас работает немало арабов, прибывших из Палестины, но мы не поддерживаем «философию беженцев», ибо для нас важнее человек с его проблемами, их конкретное решение. Есть неоднократно принятые, начиная с 1967 года, разумные решения ООН по ближневосточным конфликтам — их надо всем выполнять.

— На каком этапе сейчас двустороннее сотрудничество между Оманом и Россией?

— Оно уверенно набирает обороты. Год назад состоялся важный для обеих сторон визит в Оман президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Мы были рады принять министра энергетики России и декана арабской кафедры ИСАА при МГУ. В целом теперь регулярно в обе стороны движутся отдельные важные персоны и целые делегации. Сейчас в вузах России учатся 47 наших студентов и аспирантов, в ближайшее время их число возрастет до 67. Они обучаются по самым разным специальностям — от политологии до медицины и инженерных дисциплин.

    Ожидаются приезд Примакова к нам и ректора нашего Университета имени Султана Кабуса — к вам.

— А что для вас лично — самое интересное в Москве? И что вы успели осмотреть?

— Москва славится множеством своих памятников, музеев, разнообразными культурными и научными программами. Я уже трижды побывал в Кремле.

    Но самое интересное для меня здесь то, ради чего я приехал и чем занят круглые сутки, — это омано­российские отношения! Мой высший вкус в жизни — это служение людям в дипломатии.

 

Андрей Хасанов

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/826/">ISLAMRF.RU: Арабская сказка в сердце Замоскворечья</a>