RSS | PDA | Архив   Понедельник 20 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

«Суть дервиша не в одежде, суть моркови — под землей»

26.10.2007 18:20

Этот год объявлен в Турции Годом России, а 2008­й станет Годом Турции в России. В самой Турции народ привел к власти сторонников исламской партии. Между мусульманами наших стран много общего. Но мы все еще плохо знаем друг друга в лицо. Давайте знакомиться — председатель турецкого союза писателей «Евразия», поэт Али Акбаш (Ali Akbaş). С ним беседует поэт и культуролог Джаннат Сергей Маркус.

— Литература современной Турции сложилась на землях, где издавна культивировались самые разные литературные традиции. Ведь кто только не обитал в Малой Азии, а с принятием Ислама основными языками веры, науки и политики стали арабский и фарси! С какого же момента турецкая литература стала… собственно турецкой?

— Да, тюрки пришли в Малую Азию в средние века — но сама турецкая литература непрерывным потоком идет с древнейших времен, когда зародилась тюркская цивилизация у границ с Китаем. И начиная с древнейших рунических надписей, с великого древнего сочинения Кюль­Тегин, мы используем все тот же язык с его особенным строем, особой звукописью и синтаксисом, который был заложен нашими предками.

    Конечно, в течение столетий собираются воедино и рушатся империи, меняются границы; революционеры, приходящие к власти, как правило, желают перевернуть все вверх дном — но язык остается. Где теперь Османская империя? Источник литературы — не политика, я язык.

— В чем особенность вашего союза писателей «Евразия» по сравнению с другими творческими союзами? Я слышал, что он в большей степени ориентируется на исламские ценности.

— Во­первых, мы включаем в наши ряды не только граждан Турции, но открыты для всех пишущих по­турецки, независимо от гражданства. У нас, к примеру, есть члены союза в Индии.

    Исламские ценности для нас, несомненно, важны. При этом мы считаем важной подлинную демократию. К примеру, если девушка в платке — это наша исламская традиция, то никто не вправе нас от этого отлучать. В нынешнем Стамбуле вы увидите и такую девушку, и американца в шортах. Никто не должен принуждать человека иной традиции к своему образу жизни.

    Один турецкий поэт сказал: «Вот морковь — ты взгляни на нее и подумай. Плод и соки не видны, но скрыты землей… Хочешь дервишем быть, примеряешь лохмотья? Но ведь суть не в одежде — взгляни на морковь!»

    Суть — внутри!

— Благодаря чему вы убедились, что должны стать поэтом?

— Я даже и не думал об этом. Просто мне люди сказали: ты — поэт.

— А что значит быть детским поэтом? Ведь у вас, наряду со взрослой лирикой, есть и детские стихи?

— Не думаю, что есть отдельно некая «детская литература». Но существует, действительно, часть общечеловеческой литературы, которая понятна ребенку в том или ином возрасте. А если у тебя, когда пишешь, есть энергия и радость ребенка — значит, ты пишешь для детей.

— Интересны ли вам Россия и ее люди?

— Не то слово! Мы соседи, и у нас много общего. Разве мне может быть интересен американец… Нет. Но близки люди России с их характером, который так напоминает наш, близка страна, пронизанная токами Золотой Орды — ведь ее следы видны и в традициях государственности, и в культуре. В наших характерах очень важно такое качество, как терпение. Да, мы воевали друг с другом — но после войн мы стремимся сразу же перевязать друг другу раны.

    Кстати, когда я только познакомился с вашим замечательным поэтом и переводчиком Михаилом Синельниковым, то сразу почувствовал: вот это мой брат! Мы — и турки, и россия­не — благородны и благодарны, умеем терпеть.

— Мусульмане России с азартом следили за ходом последних выборов в Турции. Президентом стал Абдулла Гюль. Что это будет значить для самой Турции, для России и для Евросоюза, куда Турция стремится вступить?

— Партия справедливости и развития, которую представляет Абдулла Гюль, уже не первый год ведет страну по пути процветания и спокойствия. Его выбрал народ. А что будет думать об этом Европа — это ее дело. Что касается России, то скажу вам так: не забывайте, что Гюль — человек цивилизованный и открытый. Никакой он не фанатик. И таким он останется и по отношении к России. Но на первом месте, вне сомнения, останутся национальные интересы самой Турции.

— Есть опасения, что Генштаб, со времен Ататюрка отстаивающий светскость, предпримет какие­то резкие шаги…

— Гюль получил слишком большую поддержку от народа в результате сложной и длительной демократической процедуры. И наш Генштаб — это все­таки наша армия.

— Как себя чувствует писатель XXI века, когда ему задают вот такие каверзные вопросы? Первый: среди наших предшественников столько гениев мировой литературы — так зачем еще что­то сочинять? И второе — разве Интернет не меняет всеобщего отношения к книге и не отменяет ее?

— Знаете ли, еще Виктор Гюго в XIX столетии говорил: «Не осталось ни слова, не сказанного под небесами», но у каждого нового автора появляется свой читатель, и каждый человек — уникален. Значит, еще безгранично многое — множество уникальностей еще не выразили себя в слове!

    А Интернет — он ведь сам ничего не пишет… но просто передает информацию, ускоряет коммуникацию. Никакой угрозы литературе он не несет, это всего лишь технический инструмент. А традиционная книга занимает свою, несравнимую ни с чем нишу.

— А что из русской литературы вы более всего любите? И что бы посоветовали нам из современного турецкого перевести на русский?

— В русской литературе для меня дороже всех Пушкин и Достоевский. А из современных авторов я бы посоветовал переводить наших поэтов. Это Яхья Кемаль — неоклассик, Сезаи Каракоч — крупный исламский поэт нашего времени, Бахаэтдин Каракоч — также крупный поэт.

    И Турция, и Россия — на подъеме. Так посмотрим: что лучше литературы, лучше поэзии поможет нам познать и оценить друг друга!

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/873/">ISLAMRF.RU: «Суть дервиша не в одежде, суть моркови — под землей»</a>