RSS | PDA | Архив   Четверг 19 Сентябрь 2019 | 1433 х.
 

От караванов к магистральным трубопроводам

04.12.2007 18:34

Материковую Евразию и европейско­американский атлантический мир отличают не только история, политическая система и правовой строй. Они разнятся и по соотношению моря и суши. Если города Англии от моря обычно отделяют десятки километров, то в Евразии счет идет на тысячи. Поэтому, если от Персидского залива до США, Западной Европы и Японии идут по международным водам огромные танкеры, то на евразийских пространствах государствам нужно контролировать трубопроводы, протянувшиеся на тысячи километров.

Великий нешелковый путь

Материковую Евразию и европейско­американский атлантический мир отличают не только история, политическая система и правовой строй. Они разнятся и по соотношению моря и суши. Если города Англии от моря обычно отделяют десятки километров, то в Евразии счет идет на тысячи. Поэтому, если от Персидского залива до США, Западной Европы и Японии идут по международным водам огромные танкеры, то на евразийских пространствах государствам нужно контролировать трубопроводы, протянувшиеся на тысячи километров. В свое время СССР создал крупнейшую в мире сетку магистральных нефтепроводов и газопроводов. Помните у Высоцкого: «газо­провод наш Бухара – Москва»? Сегодня на постсоветских пространствах появились новые государства­игроки, прокладываются новые транспортные пути. После ввода американских войск в Афганистан речь идет о возможных новых магистралях. Но так ли все изменилось?

    Уже две тысячи лет назад появился Великий шелковый путь, по которому китайские шелк и фарфор устремились на Запад. В обмен на Восток пошло золото и особо любимое китайцами серебро. При этом шелк был настоящим стратегически товаром, так как изделия из него не содержат швов. А в швах, пардон, поселяются вши. Поэтому в мемуарах о Великой Отечественной войне фигурируют вошебойки, как важнейшие объекты повышения обороноспособности войск. Ведь больная армия превращается в большое кладбище. Даже в 1919 году белая армия Юденича, чуть не взявшая большевистский Петроград, сгорела в больничных бараках Эстонии. Теперь солдатам не нужны шелковые одежды, они охраняют новые стратегические товары современности: нефть и газ.

Кто побеждает в большой игре

    Великий французский историк Фернан Бродель (1902–1985) утверждал, что история похожа на карточную игру. При этом карты сдают редко, а козыри остаются в основном у тех же игроков. За две тысячи лет из старых игроков сохранился, вроде бы, один Китай. Но реально объединенная Европа взяла под контроль земли бывшей Римской Империи. Россия, как об этом сказал на миллениуме Казани Президент Путин, оказалась во многом наследником другой евразийской империи — Золотой Орды. Та, в свою очередь, продолжила традиции Монгольской Империи, тюркских каганатов, государств гуннов и хунну. В период своего расцвета они контролировали Великий шелковый путь. В Новое время по нему не шли караваны, но к концу XIX века Тихий и Атлантический океаны соединила Транссибирская магистраль (Транссиб). Недаром у Московского вокзала в Петербурге воздвигли статую отца Транссиба — императора Александра III (правил в 1881–1894 гг.). Его прозвали царем­миротворцем, но при нем была взята под контроль Средняя Азия. Теперь и северный (примерно про трассе Транссиба), и центральный (через Казахстан на Южную Волгу и на порты Черноморья), и южный (через Среднюю Азию и Казахстан) участки пути между Европой и Азией оказались в руках России. Заметьте, что Ленин отдал прекрасно промышленно развитые Польшу, Финляндию и Прибалтику, но вернул южный участок Великого шелкового пути. Но СССР закрывался вначале от Европы, а потом и от Китая. Попытки открыть страну при Горбачеве быстро закончились ее распадом. Но другие игроки не теряли времени даром. Сегодня войска США находятся в странах Персидского залива, Турции, Афганистане, Ираке.

К югу от российских границ

    Важнейшим сокровищем постсоветской России стал контроль над сетью магистральных трубопроводов, которые были замкнуты на ее территорию. Нефть и газ Казахстана, Центральной Азии и Азербайджана могли попасть на мировые рынки только через российскую территорию. Но времена начали меняться. Крупнейшим вызовом стало строительство нефтепровода Баку – Джейхан, соединившего побережья Каспийского и Средиземного морей. Во многом это стало следствием азербайджано­армянского конфликта. Россия скорее оказалась на стороне Армении, предоставив ей вооружение и разместив на ее территории часть военнослужащих, выведенных из Грузии. Азербайджан объективно стал союзником Грузии, чьи отношения с Россией ухудшаются, а с Западом становятся все ближе. При этом даже политические противники Саакашвили поддерживают его антироссийскую деятельность.

    Намного благоприятнее для России сложилась ситуация среди тюркских республик Центральной Азии. Кроме Туркменистана, стремившегося к политической изоляции во времена туркменбаши Сапармурада Ниязова, Россия сохранила стабильные деловые отношения с другими тюркскими республиками. Наиболее конструктивную позицию занял здесь Казахстан, стремившийся к созданию единого рынка на пространстве СНГ. Россия предпочла не создание межгосударственных институтов на основе равноправия всех участников, а политику доминирования за счет своего большего экономического и политического веса. В итоге, Казахстан предпочел сотрудничество по всем азимутам. Вначале были построены железная дорога и нефтепровод до китайской границы. После смерти туркменбаши казахстанское руководство начало активно прорабатывать возможность строительства газопровода, соединяющего эти две страны. Если Узбекистан с 1990­х годов  претендовал на политическое доминирование в регионе Центральной Азии, то Казахстан сделал ставку на бизнес: развитие независимой обрабатывающей промышленности и проникновение в экономики Кыргызстана, а затем и Туркменистана.

Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев во время официального визита главы РФ в Казахстан, 10 мая 2007 года    Но доминирование Узбекистана и Казахстана не должно препятствовать России в сохранении роли великой евразийской державы в регионе. Дороги в казахские степи, в Ташкент и Бухару, открытые для России татарскими торговцами, остались важнейшими магистралями сотрудничества. Далеко не случайно, что на праздновании тысячелетия Казани президент Казахстана Нурсултан Назарбаев не только выступил на прекрасном татарском языке. Он констатировал выдающуюся роль татарских политиков и алимов XIX – начала XX века для всего тюркского и российского пространства. Президент Казахстана указал на то, что «жизнь и творчество великого сына татарского народа Габдунасыра Курсави, отца истории татар Шигабутдина Марджани, выдающегося реформатора Исмагила Гаспринского, политика Рашида Ибрагима, богослова Ризы Фахретдина, писателя­публициста Гаяза Исхаки, государственных деятелей Мирсаида Султан­Галиева и Кашшафа Мухтарова, ученых Юсуфа Акчуры и Садри Максуди и других выдающихся деятелей татарского ренессанса оказали огромное влияние на развитие политической, духовной и научной мысли не только татарского народа, но и всех тюркских народов».

    В Ташкенте чрезвычайным и полномочным послом России является татарин Фарид Мухаметшин (не путать со спикером Госсовета Татарстана). В рамках этой татарской традиции прошел восстановительный визит председателя Духовного управления мусульман Ниже­городчины, члена Совета муфтиев России Умара Идрисова в Узбекистан в 2007 году. Как известно, Габдунасыр Курсави и Шигабутдин Марджани учились в Бухаре, как и большинство сегодняшних российских муфтиев. Для мирного развития экономик постсоветских государств необходимо сохранение традиций ханафитского мазхаба — правовой школы, объединяющей тюркские народы. Не секрет, что ваххабиты, хизбуты и прочие нетрадиционные для тюрок­мусульман группировки пытаются создать свои ячейки в наиболее развитых сырьевых регионах. Карта проникновения сторонников этих течений в России сконцентрирована на Татарстане, Башкортостане, Оренбургской, Тюменской областях, Чечне, то есть традиционных районах нефте­ и газодобычи и транспортировки.

    Таким образом, на экономическом, политическом и религиозном уровнях мусульмане Волго­Уральского региона продолжают традиции сотрудничества времен каганатов, ханств и советского­российкого государства. Процесс восстановления связей не был бы столь длительным и сложным, если бы часть российской политической элиты в начале 1990­х годов не выступила за распад Советского Союза. Президент В.В. Путин назвал события декабря 1991 года величайшей геополитической трагедией XX века. Да, многим не нравилось, что из 9 республик, согласившихся сохранить членство в СССР, абсолютное большинство оказались мусульманскими. Если учесть, что под натиском национальных движений президент Татарстана Минтемир Шаймиев выступал за то, чтобы республика получила право самостоятельного подписания Союзного договора, и в результате — статус суверенной советской республики. В 1991 году идеи отца джадидизма Исмагила Гаспринского о превращении России в славянско­тюркский союз были как никогда близки к воплощению. Крах этих планов вряд ли радует многих в Центральной Азии и России. Нищета, безработица и кровопролитие в Средней Азии неизбежно накладывают свой отпечаток на российскую жизнь, когда в страну приезжают миллионы мигрантов из Средней Азии. Царская Россия и СССР предпочитали устраивать жизнь этого трудоизбыточного населения в родных местах обитания. Но прошлого не вернуть, и жить вздохами о нем бессмысленно…

Новые магистрали — через российскую территорию

Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев. Подписание совместных документов, Астана, 10 мая 2007 года    Странам Центральной Азии и Азербайджану не повезло с геополитическим положением. У них нет выхода к внешним морям. До основных денежных потребителей: Западной Европы и Японии их отделяют тысячи километров. Доступ к портам Персидского (Арабского) залива возможен только через зоны конфликта. Все попытки Туркменистана и Пакистана использовать афганских талибов для строительства газопровода от скважин к побережью оказались нереализованными. Сегодняшний хаос в Афганистане также не сулит особых надежд. Противостояние США и Ирана не дает возможности вывести газопровод из Центральной Азии в Европу через Турцию. Строительство газопровода «Набуко» (Транс­каспийский газопровод) от Центральной Азии на Европу по дну Каспийского моря через Азербайджан, Грузию и Турцию оказалось пока экономически несостоятельным.

    Наоборот, все более реальным становится строительство Прикаспийского газопровода Туркменистана на Казахстан и Россию. Это заставляет российское государство все больше разворачиваться к Востоку. Не секрет, что историческая Центральная Россия, где зародилось Московское государство, является самым бедным по своим природным ресурсам регионом страны. Но именно здесь лучше всего развиты транспортировка и перевалка грузов, обработка сырья. В советские времена собственно Россия не обладала даже ни одним нормальным транспортным портом на Каспии. Приволжская железнодорожная магистраль от Казани на Сталинград (Волгоград) была проложена в 1942 году, и до сих пор ни разу нормально не ремонтировалась. Поэтому не случайны слова Президента В.В. Путина о том, что многие регионы России не развиваются из­за ужасающего логистического обеспечения и отсутствия нормальной транспортной сети.

    В новом тысячелетии экономический подъем в России дал толчок для развития транспортной инфраструктуры. Строительство газопроводов от Казахстана на Новороссийск помогло развитию магистралей российского Юга. Порт Оля близ Астрахани стал первым нормальным российским грузовым терминалом на Каспии. В настоящее время прорабатывается строительство магистрали от Петербурга, на Москву, Казань, Оренбург и далее в Казахстан. Как известно, в Казани встречаются три тракта: Московский, Сибирский и Оренбургский. Наконец, появляется шанс, что из полусредневековой дороги местами с мостами еще времен императрицы Екатерины Оренбургский тракт превратится в нормальную современную трассу. Параллельно к востоку от Казани Сибирский тракт должен стать автотрассой, по которой наконец­то можно будет нормально проехать на машине от Петербурга до Владивостока. Конечно, как говорилось выше, мы все благодарны Александру III за создание Транссиба, но в новом тысячелетии уже можно построить более современную трассу.

    В 1980­е годы американский бойкот не помешал СССР построить газопровод Уренгой – Ужгород, по которому сейчас российский газ идет в Европу. Несмотря на все проблемы постсоветского периода,  Россия обеспечила четкую транспортировку нефти и газа на мировые рынки. Полтика не может существовать без опоры на экономику. Сегодня сотрудничество России и тюркских государств Центральной Азии становится важнейшим достижением в деле укрепления единства евразийского пространства.

 

Аналитический центр «Амаль»

 

Материал опубликован в газете «Медина аль-Ислам», №45

 

Ссылки по теме:

В В исламском университете Алматы были представлены новинки Издательского дома «Медина»

В Алматы прошёл российско-казахстанский круглый стол «Мусульмане и государство в России и Казахстане»

Центральная Азия: выбор приоритетовa>

ИсИслам на Нижегородчине: тюркские, общемусульманские и российские традиции

Арне Зайферт: Посол европейской цивилизации в мире Ислама

В Муфтияте Казахстана прошла встреча с мусульманами России

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-opinions/1022/">ISLAMRF.RU: От караванов к магистральным трубопроводам</a>