RSS | PDA | Архив   Воскресенье 21 Июль 2019 | 1433 х.
 

Нужна ли «нам» Центральная Азия?

13.12.2007 11:54

В советские годы ответ на этот вопрос не представлял трудностей: нужно нести «свет передового учения» народам Востока. Впрочем, в регион экспортировался не только коммунизм, но и промышленное производство (нередко вместе с рабочей силой), а также институциональная структура индустриального общества.

В результате мы имеем на наших южных рубежах не «большой Афганистан», а достаточно продвинутые по пути модернизации общества. Впрочем, в начале 1990-х советская элита «второго эшелона» решила в Беловежской пуще, что пора брать власть в свои руки, а остальные пусть спасаются как могут. Своя рубашка ближе к телу. Центральная Азия — это обуза. Страны региона пустились в самостоятельное плавание. И выжили. Правда, в отдельных случаях с российской помощью (в первую очередь Таджикистан).

Энергетическое богатство Центральной Азии постоянно находится в фокусе внимания многих мировых держав. Но в начале нового тысячелетия регион, уже встающий на ноги, привлек к себе внимание с другой, уже политической стороны. Во-первых, Центральная Азия встала на пути распространения религиозного экстремизма. Во-вторых, страны региона стали рассматриваться как удобный стратегический плацдарм: «…контроль над регионом позволяет одновременно давить на Россию в ее сибирском транспортном средоточии; на Индию — со стороны Кашмира; на Иран — со стороны его тюркских северных провинций; на Китай — со стороны Синьцзян-Уйгурского района, Тибета и даже внутренней Монголии. Поэтому контроль над Казахстаном и Средней Азией — важнейшее звено в стратегии глобальной гегемонии США и их союзников. Первоочередной задачей Штатов является обеспечение военно-стратегического контроля над всеми проектами в новой Центральной Азии по добыче энергоносителей — нефти, газа и урана». Не правда ли, вопрос, вынесенный в заглавие, приобрел сейчас несколько иной характер, чем в 1990-е годы?

Рассмотрим несколько аспектов этой проблемы. Прежде всего, обратимся к военно-политической стороне вопроса. Одна из важнейших политических задач России — сохранение стабильности на наших рубежах. Это ведь понятно — бюджет страны (да хоть бы золотовалютный резерв вкупе со стабилизационным фондом) не бездонен, и деньги не размажешь толстым слоем по всем злободневным задачам: технологической модернизации, развития экономики, совершенствования инфраструктуры, выполнения социальных программ, обеспечения обороноспособности. В случае возникновения военно-стратегических угроз придется жертвовать другими бюджетными статьями. Тем более что военно-стратегический вызов нам уже навязывается на западе страны и на кавказском направлении.

Что было бы для нас особенно неприятным в этом аспекте в Центрально-Азиатском регионе? Я вижу пять основных угроз. Во-первых, это усиление здесь военно-политического влияния зарубежных держав (в первую очередь речь идет о США, Китае, Евросоюзе) вплоть до использования территории региона под военные базы. Во-вторых, это резкий всплеск религиозного экстремизма, чреватый попытками государственного переворота (опыт Андижана) и реэкспортом нестабильности на территорию России. В-третьих, это активизация «экспорта демократии», ведущая к росту нестабильности, смене элит и усугублению существующих в регионе проблем (опыт Киргизии и Андижана). В-четвертых, это оживление наркотрафика, особенно если учесть, что в текущем году производство опия выросло в Афганистане на 15 % по сравнению с предыдущим годом. Наконец, в-пятых, это усиление напряженности и противоречий между странами региона. Учитывая, что эти отношения и сейчас далеки от идиллии, можно предположить, что их обострение усугубит уже существующие вызовы.

Понятно, что (кроме самих народов региона) эти угрозы в первую очередь опасны для России. Вот почему для нас важно поддерживать определенные политические «рамки», позволяющие стабилизировать обстановку, противостоять наличным угрозам и предугадывать будущие проблемные ситуации. По существу, следует постоянно повышать эффективность деятельности уже существующих региональных структур, прежде всего ОДКБ, ШОС и ЕврАзЭС. На мой взгляд, для России выгодно успешное развитие отношений в рамках организации Центрально-Азиатского сотрудничества. Ведь регион един и перед ним стоят общие задачи. Даже сам процесс формулирования общей проблемной ситуации, или переход на иной уровень обобщения, способен привести к серьезному прорыву. Правильно поставленная задача — это уже половина решения.

Центрально-Азиатский регион весьма перспективен в экономической сфере. Здесь сосредоточено 2,7 % мировых разведанных запасов нефти, 7 % — газа, на долю Казахстана приходится 25 % мировых запасов урана, здесь расположены богатейшие запасы золота, других драгоценных, цветных и редкоземельных металлов. Можно говорить и о других богатствах региона, в том числе хлопковых плантациях Узбекистана (и вообще о сельскохозяйственном потенциале Центральной Азии); о коммуникационных преимуществах, позволяющих сделать регион важнейшим транспортным узлом Евразии; речь пойдет и о привлекательности этих стран с точки зрения туризма: здесь богатейшие «залежи» природного и культурного наследия. Правда, большинство стран Центральной Азии бедно гидроресурсами.

Несомненно, богатства региона должны быть использованы в первую очередь в интересах его населения. Но тесные связи с Россией могут иметь взаимный интерес. Так, возможно возродить программу переброски сюда части российских гидроресурсов (я не специалист в этом вопросе, поэтому подчеркиваю, что подобные проекты должны быть всесторонне обоснованы). Россия и сейчас является серьезным потребителем среднеазиатской сельскохозяйственной продукции (достаточно зайти на московские рынки), и эти связи, как кажется, надо всемерно развивать. Возможны общие коммуникационные проекты, наиболее эффективным способом связывающие все регионы Евразии (они должны в первую очередь основываться на логистике, а не на политике). Наконец, в некоторых отраслях (например, черная металлургия) Россия и страны региона производят однотипную продукцию — это скорее повод не для конкуренции, а для взаимного баланса интересов.

Главное же сейчас в экономической сфере — это, конечно, энергоресурсы. Нынешний ажиотаж вокруг достаточно скромных запасов энергоресурсов бассейна Каспия, на мой взгляд, связан с тем, что контроль над ними позволяет регулировать добычу нефти в странах Персидского залива, в первую очередь влиять на ценообразование. Конечно, подобная ситуация совершенно не выгодна странам, добывающим «черное золото». Как мне кажется, нынешняя российская стратегия «великой энергетической державы» направлена на то, чтобы внести ясность и стабильность в вопросы добычи и транспортировки энергоносителей. Это было бы в интересах как стран-производителей, так и стран-потребителей энергоресурсов (следует напомнить, что наша страна предлагала обменять активы в энергодобыче на активы в конечном распределении). По-моему, такая стратегия может заинтересовать государства Центральной Азии, о чем говорят результаты визита в регион в мае текущего года В. В. Путина.

Конечно, подобного рода стратегические решения не даются просто и требуют серьезного анализа, в том числе оценки альтернатив (этим сейчас и занимаются руководители Туркмении и Казахстана). Как мне кажется, для России главное не в том, чтобы самостоятельно регулировать энергопотоки (нас и так обвиняют в «нефтяном и газовом шантаже»). Важнее сделать энергетическую сферу в Евразии прозрачной и прогнозируемой, неподвластной спекулятивному или силовому воздействию. Без сотрудничества со странами Центральной Азии эту стратегию трудно реализовать.

Наконец, следует сказать о гуманитарной сфере. Сейчас в Центральной Азии проживает 60 млн чел., причем численность населения растет очень быстро. Пока здесь нет достаточного количества рабочих мест, но при этом Россия вынуждена «покупать» избыточную рабочую силу. Это выгодно всем: мы закрываем «дыры» в нашей производственной деятельности, страны региона избавляются от потенциального «горючего материала» (безработные) и получают из России денежные перечисления. Конечно, по многим причинам эта ситуация не оптимальна (в частности, мне приходилось встречать материалы об эксплуатации выходцев из Центральной Азии), но она необходима и неизбежна. Следует добавить, что в России проживают сотни тысяч представителей народов Центральной Азии (кроме временных мигрантов), и, наоборот, в регионе живут сотни тысяч выходцев из России. Таким образом, Россия связана с Центральной Азией в чисто человеческом отношении.

Понятно, что Центральная Азия «нам» нужна. А вот нужны ли «мы» странам региона? Мне кажется, что ответ на этот вопрос тоже может быть положительным. Дело в том, что (по моему глубокому убеждению) будущее за прочными региональными союзами, связанными общими интересами, историей и культурой. Адекватным для стран региона был бы союз с Россией: чтобы это понять, достаточно просто посмотреть на других соседей. Как мне кажется, местные жители не были бы против такого союза. Более того, идеи тесного сотрудничества выдвигают и некоторые местные элиты в рамках концепции евразийства. На мой взгляд, это перспективный путь, но он вряд ли будет похож на маршрут Евросоюза.

Лев Перепелкин

"Медина аль-Ислам" № 32 (1-7 сентября 2007 г.)

Ссылки по теме:

Центральная Азия: выбор приоритетов

В исламском университете Алматы были представлены новинки Издательского дома «Медина»

В Алматы прошёл российско-казахстанский круглый стол «Мусульмане и государство в России и Казахстане»

От караванов к магистральным трубопроводам

Ислам на Нижегородчине: тюркские, общемусульманские и российские традиции

Арне Зайферт: Посол европейской цивилизации в мире Ислама

В Муфтияте Казахстана прошла встреча с мусульманами России

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-opinions/1060/">ISLAMRF.RU: Нужна ли «нам» Центральная Азия?</a>