RSS | PDA | Архив   Вторник 17 Сентябрь 2019 | 1433 х.
 

Ислам и политика государства в сфере религии в Киргизии в 2009 году

10.03.2010 12:38

Ислам является важным фактором социально-политической жизни Киргизии. Прошедший 2009 год был богат на события формирующие отношения между государством и религией. Все они показывают, что роль ислама усиливается в жизни страны и государство ищет новые подходы к регулированию ситуации в сфере религии. Предлагаем Вашему вниманию обзор в религиозной сфере в Киргизии за 2009 г.,  подготовленный корреспондентом сайта islamrf.ru Сергеем Зейлюком.

 

Политика государства в отношении религии


Начало 2009 года ознаменовалось принятием нового Закона «О свободе вероисповедания и религиозных организациях в Киргизской Республике».
Он был принят по инициативе ряда депутатов Жогорку Кенеша (Парламента) и, в целом, представляет собой новую редакцию ранее действующего Закона «О свободе вероисповедания и религиозных организациях в Киргизской Республике» от 1991 года с признанием последнего утратившим силу.


Он состоит из 30 статей и предусматривает введение уточненной терминологии, а также положений, согласно которым:
– создание религиозной организации возможно по инициативе не менее 200 граждан Киргизской Республики, постоянно проживающих на территории республики (по действующему Закону – не менее 10 человек);
– религиозные объединения образуются при наличии не менее 10 религиозных организаций (по действующему Закону нет количественного требования);
– не допускается вовлечение детей в религиозные организации, запрещаются настойчивые действия, направленные на обращение верующих одних конфессий в другие (прозелитизм);
– определен порядок учетной регистрации в государственном органе по делам религий религиозных организаций, миссий зарубежных организаций, миссионера, религиозных учебных заведений;
– определены условия ликвидации и запрета на деятельность религиозной организации;
– запрещается распространение литературы, печатных, аудиовидеоматериалов религиозного характера в общественных местах (на улицах, бульварах), обход квартир, детских учреждений, школ и высших учебных заведений;
– определен контроль за деятельностью религиозной организации;
– Закон вступает в силу со дня официального опубликования и приведения в соответствие с новым Законом уставов и иных учредительных документов религиозных организаций [1].


Также приведу основные отличия и новшества нового законопроекта «О свободе вероисповедания и религиозных организациях» от действующего Закона Киргизской Республики «О свободе вероисповедания и религиозных организациях»:
- закрепление за государственным органом по делам религий функции по осуществлению учетной регистрации религиозных организаций, объектов религиозного назначения (мечети, церкви, храмы, молельные дома и т.д.), миссий зарубежных религиозных организаций и иностранных граждан – миссионеров, прибывающих в Киргизскую Республику с целью религиозной деятельности, религиозных учебных заведений, действующих в республике (ст. ст. 11-14) (в настоящее время данные функции закреплены Положением о Государственном агентстве по делам религий при Правительстве КР);
- запрет на преподавание в частном порядке религиозных дисциплин для всех уровней образования (ст.7);
- возможность включения религиоведческих дисциплин (история мировых религий, религия в системе культуры и т.п.), имеющих общеобразовательный характер, общеобразовательные программы обучения в государственных учебных заведениях, если это не противоречит законодательству КР (ст.7);
- право военнослужащих реализовывать потребности, вытекающие из их религиозных убеждений (религиозные обряды) (ст. 8);
- обязательность религиоведческой экспертизы при ввозе и распространении религиозной литературы, иных печатных, аудио – видеоматериалов, а также других предметов религиозного назначения (ст.23);
- запрет на распространение религиозной литературы, печатных и аудио-видеоматериалов в общественных местах (ч.4ст.23) и возможность их распространения только в местах, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности и в местах, выделяемых в установленном порядке для этих целей местными государственными администрациями (ч.3 ст.23); [2]


Принятию Закона предшествовало широкое общественное обсуждение. Отечественные эксперты в области религии, Духовное управление мусульман республики, Русская православная церковь восприняли его положительно. Претензии в основном были со стороны менее традиционных конфессий.


Так категорическое несогласие выразили киргизы-христиане. По словам пастора церкви «Улуу Ырайым» Гани Мондоева, документ не отвечает по многим позициям Конституции страны. «Наша цель сегодня – быть услышанными и чтобы глава государства не стал подписывать данный законопроект. Нас беспокоят моменты, из-за которых под запретом оказывается прозелитизм – переход человека из одной веры в другую. Данный пункт противоречит статье 19 Основного закона, запрещающей ограничивать права и свободу граждан. По новому закону для регистрации религиозной организации требуется наличие у нее 200 последователей. А как их набрать, если запрещается раздавать религиозную литературу и аудио- и видеоматериалы? Что будет, если в регионах организации не смогут набрать указанное число верующих?».


По словам Гани Мондоева, богослужения в протестантских церквях на территории Киргизии идут на русском, киргизском и узбекском языках.


В свою очередь председатель Альянса киргизских церквей Айбека Тыналиева, сообщил, что сегодня их объединение насчитывает 50 только киргизскоязычных религиозных организаций. Общее число последователей превышает тысячу человек. «С принятием данного закона нам, образно говоря, не то что двигаться - дышать не дадут», - утверждал он.


Пастор церкви «Тенир жыйыны» Кайырбек Маныбаев не исключил даже вероятности обращения в Международный суд. [3]


С заявлением о нарушении прав на религиозную свободу отдельными статьями выступили ОБСЕ и Европейская комиссия. Беспокойство международных организаций вызывал чрезмерно высокий по их мнению порог регистрации религиозных организаций в 200 человек и их образования не менее чем из 10 региональных отделений.


Буквально в день подписания Закона «О свободе вероисповедания и религиозных организациях в Киргизской Республике» в ряде информагентств прошла новость: «Лидеры Конгресса США настоятельно рекомендуют президенту Курманбеку Бакиеву не подписывать данный закон, так как этот шаг может стать несоблюдением норм ОБСЕ». Первоисточником новости была названа статья «Угроза религии» в The Washington Times. Якобы конгрессмены написали Бакиеву, что Кыргызстан всегда был одной из наиболее преуспевающих стран в развитии демократии среди стран Центральной Азии. Однако данный закон испортит репутацию страны в глазах ОБСЕ.


Впрочем, США посылают такие «настоятельные рекомендации» всем государствам, где, по их мнению, нарушаются религиозные свободы, о чем поведал вице-президент Европейской федерации исследовательско-информационных центров по проблемам сектантства Фридрих Грисс:
В Европе и США по-разному представляют религиозную свободу. В отличие от Европы, где свобода вероисповедания рассматривается как личная свобода гражданина выбирать свою веру и быть защищенным от давления как государства, так и любых организаций, в США свобода вероисповедания - это корпоративная свобода.


По заявлению Ф. Грисса, это лицемерие администрации США, ополчающейся на европейские государства за якобы нарушение прав человека. В то время как принимаемые против сект меры в Европе диктуются необходимостью защитить конкретного человека от попирающих его права тоталитарных организаций.


Эксперт-аналитик Исследовательского центра «Политика, религия, безопасность» Орозбек Молдалиев обвинил международные организации в проведении политики двойных стандартов. Ратуя за равноправие всех религий в Кыргызстане, они в своих странах имеют жесткое законодательство по отношению к религиозным меньшинствам и отдают приоритет общественной безопасности, говорит он, отмечая, что понятия «западная модель» в религии не существует. По сути, нам не нужна никакая модель. У нас уже есть своя, когда ислам и православное христианство мирно сосуществуют, выступая вместе против угроз личности и государству. По его словам, вмешательство «международников» в наши внутренние дела может привести к конфликтным ситуациям. [4]


В последствии, пресс-служба Президента Киргизии распространила комментарий о принятии нового Закона со ссылкой на «результаты анализа государственных органов». Приведу его полностью:
«По положению о наличии не менее 200 граждан для организации религиозной организации:
В разных странах это число разное и определяется исходя из местных условий. К примеру, в Чехии число учредителей для регистрации религиозной организации установлено в 300 человек, в Венгрии и Узбекистане – 100, в Польше – 15, в России и Казахстане – не менее 10 человек.


Понимание данной нормы Закона и его заключительных положений также показывает, что рассматриваемый Закон не имеет обратной силы, соответственно, религиозные организации, зарегистрированные до вступления его в силу и имеющие меньшую численность, могут действовать в установленном порядке, уточняет пресс-служба.


Требование по количеству 200 человек может быть применимо лишь ко вновь создаваемым религиозным организациям. При этом уставы и иные учредительные документы ныне действующих религиозных организаций до приведения в соответствие с данным Законом могут действовать в той части, которая не противоречит принятому Закону.


По запрещению распространения информации религиозного характера:
Данная норма должна рассматриваться в совокупности с другой нормой, которой предусматривается порядок распространения такой информации в местах, принадлежащих религиозным организациям на правах собственности, а также в местах, выделяемых в установленном порядке для этих целей местными государственными администрациями.


Соответственно, запрет предусматривается лишь для строго определенных 6 мест {в общественных местах (на улицах, бульварах), при обходе квартир, детских учреждений, школ и высших учебных заведений}.


В этой связи указанные нормы Закона взаимно дополняют друг друга и не могут рассматриваться как ограничение прав религиозных организаций и верующих, поскольку позволяют государству, в котором конституционно гарантируется многоконфессиальность, регламентировать порядок распространения информации различными конфессиями.


По запрещению прозелитизма:
В условиях Киргизии за последнее время определенную остроту стали приобретать вопросы, связанные с обострением межконфессиальных отношений по вопросам похорон граждан, поменявших вероисповедание, к примеру, перешедших из мусульман в баптисты. Согласно информации, обнародованной на круглых столах отдельными экспертами, такие конфликты возникают на местах уже в течение последних 7 лет.


С учетом этого, положение Закона по прозелитизму предусматривает запрет:
– на настойчивые действия, направленные на обращение верующих одних конфессий в другие;
– на незаконную деятельность миссионеров.


При этом ответственность за прозелитизм может наступить в случаях, предусмотренных законодательством, которым пределы такой ответственности еще предстоит определить. Одновременно следует отметить, что понятие «настойчивые действия» можно понимать довольно широко и в этой связи видится целесообразным уточнение данного понятия.


Принимая во внимание порядок регулирования подобных вопросов в других государствах мира и, в целом, позитивную оценку, данную Закону, направленному на дальнейшее совершенствование регулирования религиозной деятельности в стране, Президент Киргизской Республики подписал принятый Жогорку Кенешем (Парламентом) Закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях в Киргизской Республике».


В то же время, учитывая обращения верующих граждан и возможность уточнения спорных, по мнению обратившихся, положений принятого Закона, глава государства поручил правительству и компетентным органам Киргизской Республики посредством создания комиссии с участием представителей различных конфессий рассмотреть поднимаемые авторами обращений вопросы, и, при необходимости, решать их в установленном порядке».[5]


Принятие нового Закона обнажило ранние существовавшие проблемы, сводящиеся к отношениям между государством и религией. Ведь многие юридические моменты остались не отрегулированными и положения закона не имеют соответствующих механизмов реализации.


Таким, не решенным вопросом стало регулирование деятельности религиозных образовательных учебных заведений, а также религиозное просвещение населения. Согласно Конституции Киргизской Республики, каждый гражданин имеет право на получение качественного образования, в том числе и религиозного. Некачественное религиозное образование является ущемлением социального права гражданина страны, который желает получить религиозное образование, как и является ущемлением прав религиозного гражданина, который желает получить светское образование. Поэтому еще одной нормой регулирующей отношения между властью и государством стал проект Закона «О религиозном образовании и образовательных учреждениях».


На современном этапе в исламских образовательных учреждениях Киргизии отсутствуют общеобразовательные дисциплины, что свидетельствует о некачественном религиозном образовании. Также нет чёткого системного подхода в обучении. И это явление, к сожалению, приводит к узкому религиозному мышлению и низкому уровню толерантности, что в свою очередь является препятствием для полноценного участия гражданина страны в социальной жизни.


Предполагается, что вопросы религиозного образования будут регулироваться новым законом «О религиозном образовании и образовательных учреждениях », в которых указаны достаточно жесткие требования. Так, медресе согласно новому закону должны получить лицензию на право ведения образовательной деятельности. Кроме того, ставится требование по включению в учебный план общеобразовательных предметов, а также предметов начального профессионального образования.


Необходимость создания правового поля в сфере религиозного образования назрела давно, считает директор Госкомиссии по делам религий Каныбек Осмоналиев. По его мнению, попустительство государства в этом вопросе привело к тому, что медресе превратились в способы ведения незаконного бизнеса.


Так, в Киргизии существует множество курсов по изучению Корана, 52 медресе, целая сеть мусульманских пансионов, семь исламских вузов. Активизируют деятельность и представители других религий. Активно строят свою образовательную систему иностранные миссионеры. В ряде северных регионов страны уже есть их образовательные учреждения, которые созданы в государственных средних школах. В их учебных программах появился такой предмет, как Закон Божий. При этом необходимые разрешительные документы есть только у двух церковно-приходских школ в Бишкеке и Оше. Здесь религиозные предметы идут как дополнительные к светской программе.


Все остальные образовательные учреждения имеют только разрешения духовных управлений. Даже столичный Исламский университет работает без лицензии Министерства образования, что является прямым нарушением действующего законодательства. Налицо и нарушение существующего Закона «Об образовании», требующего обеспечить подрастающему поколению девятилетнее образование в обычных школах.


Из семи действующих на сегодняшний день в Киргизии высших исламских учебных заведениях лишь в нескольких преподается английский язык и компьютерная грамотность. В медресе не существует единой учебной программы и каждый создает собственную систему преподавания.


В большинстве медресе преподается только 4-5 предметов – Коран, хадисы, шариат, арабский язык и акида (вероубеждение). В исламских образовательных учреждениях даётся только узкоспециализированное образование, что является препятствием для признания дипломов и дальнейшего трудоустройства выпускника. Как следствие возможность появления консервативных взглядов у выпускника и его неспособность прижиться в социуме.


Дипломы медресе и исламских университетов не признаются государством. Отсюда исходит проблема деления общества на религиозных и светских людей и препятствие для формирования адекватной требованиям времени духовной элиты, способной внести положительный вклад в развитие государства и общества.


В Законе «О свободе вероисповедания» 1991 года эта составляющая вообще выпала из поля зрения. В 1996 году было инициировано временное положение о религиозном образовании. В результате все конфессии республики действуют по собственному разумению.


Озабоченность отсутствием государственной политики в сфере религиозного образования выразил и глава государства. 12 февраля под председательством президента Киргизской Республики Курманбека Бакиева состоялось заседание Совета безопасности. Во время своего выступления он сделал акцент на том, что за последние годы значительно усилилось влияние различных религиозных течений. «Мы не должны допускать, чтобы людей вовлекали в различные религиозные организации. Нельзя чтобы наши дети предпочитали вместо школы посещать мечети. Местные органы власти должны вести соответствующую разъяснительную работу», - подчеркнул президент.


Чтобы решить эти проблемы, госкомиссия по делам религий разработала законопроект «О религиозном образовании и образовательных учреждениях». В этом документе прописаны все положения по созданию подобных образовательных центров и заведений - по учебной базе, профессорско-преподавательским кадрам, лицензированию и так далее. [6]


Немало дискуссий вызвал вопрос внедрения курса религиоведения в школах. Предполагается, что данный предмет будет введен в программу общеобразовательных учебных заведений с 1 сентября 2010 года.


Вопрос введения данного предмета в школах, по мнению экспертов, не простой, потому что параллельно надо решать вопросы учительских кадров, материально-технической базы, обеспечение учебниками. Чтобы не было такого, что вместо религиоведения школьники стали учить основы ислама или православной культуры.


Необходимость введения в школьную программу предмета «История религий» видит Министр образования и науки КР Абдылда Мусаев: «В соответствии с Законом «Об образовании» обучение в школах Кыргызстана носит светский характер. Вопросы религии рассматриваются в ходе обучения только как часть истории развития общества (в курсе всемирной истории Киргизии), а также как часть функционирования гражданского общества (в курсе «Человек и общество», «Этика» («Адеп сабагы»)», – говорит Абдылда. «Вместе с тем, Министерство образования и науки КР считает, что назрела необходимость разработать курс по истории религий (или религиоведение), который можно ввести в школьную программу в качестве дополнительного предмета, а в перспективе, при переходе к профессиональному образованию, в старших классах, как профильный курс для детей, выбравших социальное или гуманитарное направление подготовки, и как курс по выбору для остальных».


Аналогичного мнения придерживается и его заместитель Борис Кубаев. По его словам необразованные в религиозном плане молодые люди становятся «легкой добычей» различных экстремистов и фундаменталистов.


 «Вопросы истории и теории религии — это серьезные вопросы, поэтому необходимы соответствующие учебники и квалифицированные учителя. Курс «Религиоведение» можно внести в школьную программу старших классов, для учеников, которые выберут для себя науки социального или гуманитарного течения»,- сказал Б.Кубаев. [7]
Однако у данного предложения есть и свои противники. Так, например, депутат Парламента Галина Куликова заявила, что «Киргизия пока не готова к внедрению предмета «Религиоведение» в учебную программу школ».


По ее словам в стране нет достаточных условий, чтобы  ввести в школьную программу данный предмет. «Сегодня у нас в республике нет соответствующих специалистов, которые могли бы вести предмет. Кроме того, нет учебников и материалов, по которым можно учить детей религиоведению. Поэтому я считаю данную инициативу преждевременной. Его пока можно ввести как один из разделов в курс истории. Тогда не придется искать новых педагогов. А историки могут пройти курсы повышения квалификации», - считает Галина Куликова. [8]


Немалое беспокойство властей Киргизии вызывает и религиозный экстремизм. Руководство страны полагает, что возрастающая религиозность общества - одна из внутренних угроз безопасности страны. Об этом, в частности, заявил на заседании Совета безопасности КР президент республики Курманбек Бакиев.


По его словам, возрастающая религиозность общества в республике – серьезная проблема, которой необходимо уделять особое внимание. Но, отметил Курманбек Бакиев, до последнего времени власти практически не обращали на нее внимания.


«Сегодня вы знаете, что мы имеем, - заявил глава государства. – Религиозные течения появились не только на юге, но и на севере… Если ничего не предпринимать, мы не заметим, как в них заманят наших детей и внуков… Посмотрите на молодежь на улицах, особенно на юге. Женщины закутанные. Одни глаза видно. А раньше такого не было».

 
«Светский статус государства не означает, что мы должны созерцать, как граждан загоняют в религиозные организации», - подчеркнул Курманбек Бакиев. По его словам, если к растущей религиозности общества продолжать относиться легкомысленно, в будущем она станет серьезной проблемой. [9]


Тревога властей имеет под собой основания. В республике за 9 месяцев 2009 года за распространение религиозного экстремизма задержано 110 человек. Такие данные приводит Министерство внутренних дел.


По данным правоохранительного ведомства, в этот период выявлено 113 фактов религиозного экстремизма, задержано 110 человек, возбуждено 45 уголовных дел, по 30 фактам отказано в возбуждении уголовного дела, еще 38 материалов переданы в органы национальной безопасности.
Всего по республике на оперативном учете состоят 1 тысяча 469 сторонников экстремистских и террористических организаций.


В Киргизии в 2009 году изъято 13 тысяч 249 экземпляров религиозно-экстремистской литературы.
Также сообщается, что у экстремистов изъято 2 тысячи 203 электронных носителя, 11 комплектов компьютеров и 2 процессора. Кроме этого у них обнаружено 13 единиц огнестрельного оружия, 3 гранаты, 14 патронов, 80 капсюлей, 40 детонаторов и 1 самодельный нож. [10]


Только за первые два месяца 2010 года в столице Кыргызстана задержано 34 лидера и функционера «Хизб ут-Тахрира» и других экстремистских организаций. Об этом со ссылкой на руководство 9-го отдела ГУВД города Бишкека сообщают в Министерстве внутренних дел КР.


МВД сообщает, что число задержанных в 2009 году лидеров и функционеров экстремистских организаций выше, чем в 2008-м, на 20 человек. Кроме того, резко возрос объем изымаемой литературы и агитматериалов радикального толка. Так в Бишкеке в 2009 году обнаружено 1 тысяча 98 листовок (+996) и 113 компакт-дисков (+79) экстремистских организаций. Все это, по версии милиции, говорит о том, что радикальные структуры активизируются и пытаются расширить сферы своего влияния. [11]


Важным шагом в противодействии экстремизму является принятие в 2009 Концепции ОВД по взаимодействию с конфессиями. Она включает в себя обоснование, механизмы взаимодействия, принципы и формы взаимодействия с ОВД с религиозными организациями. Следует отметить, что реальных механизмов реализации Концепции у государственных органов власти нет за неимением материальных и технических средств.


Отдельные случаи сотрудничества с религиозными организациями происходят по инициативе и большом личном вкладе последних.


Так по инициативе Независимого Аналитического Исследовательского Центра «Религия, право и политика», при поддержке 9-ых подразделений ГУВД в средних школах г. Бишкека было организовано разъяснение проблем взаимоотношений государства и религии, обеспечения конституционного права граждан на свободу совести и вероисповедания. На встречах обсуждались вопросы традиционного ислама в противовес радикальному и другие проблемные вопросы религии. Школьникам был показан фильм «Ихлас».


Также МВД сообщает, что при сотрудничестве с Духовным управлением мусульман Киргизии им удалось переубедить 50 сторонников запрещенной религиозно-экстремистской партии «Хизб ут-Тахрир» ранее состоявших на учете внутренних органов в Джалал-Абадской области. В последствии, они публично отказались от своих прежних идей.[12]


Если говорить об активности конкретных религиозно-экстремистских организаций, то это прежде всего признанная запрещенной в стране движение «Хизб ут-Тахрир». По данным правоохранительных органов число приверженцев данной организации около 15 тыс. человек. Однако, некоторые эксперты и правозащитники считают это цифру завышенной. Так по мнению независимого эксперта Икбалжан Мирсайитов действующее в Киргизии отделение запрещенной религиозно-экстремистской партии «Хизб ут-Тахрир» в настоящее время насчитывает в своих рядах не более двух тысяч человек. [13]


Эксперт Кадыр Маликов, считает, что организация «Хизб ут-Тахрир» в стране пережила кризис и перешла на новый уровень, более внимательнее адаптируясь к внутриполитической ситуации. Она поменяла некоторые инструменты в работе, например, партия берет на себя полное или частичное материальное обеспечение семей, члены которых отбывают наказание в местах заключения. 

 
Партия активизировала работу среди заключенных. Согласно информации, поступающей из различных источников, в системе Главного управления исполнения наказаний Министерства юстиции резко возросло количество сторонников запрещенной экстремистской партии «Хизб ут-Тахрир». Заключенные, входящие в ячейки этой партии в местах заключения, имеют практически все необходимое и возможности для идеологической подготовки. А их негласные лидеры и большие возможности для расширения своего влияния.


Главная опасность заключается в том, что в колониях у осужденных просто нет другой, альтернативной информации об исламе и, они, заключенные, становятся легкой добычей агитаторов «Хизб ут-Тахрира».


Не исключено, что многие, ставшие приверженцами этой партии именно в местах заключения, смогут стать и потенциально рядовыми «бойцами», послушными исполнителями, которые в результате идеологической обработки будут отличаться фанатичной преданностью идеям «Хизб ут-Тахрира». К сожалению, у государства нет ни средств, ни возможности, чтобы содержать осужденных за экстремизм отдельно от остальных заключенных. Нет и других возможных способов запретить им слушать религиозные проповеди либо быть практикующими мусульманами. И в данном случае репрессивные методы не лучший вариант. Главная проблема в том, что эти заключенные знакомы с основами ислама только в интерпретации агитаторов от «Хизб ут-Тахрира».


Эта партия, кстати, начала пересматривать и инструменты своей деятельности, учитывая специфику каждого из семи регионов, в каждом из них изменяя стратегию своей работы. Ее представители сейчас переключаются на так называемые социальные проекты и одновременно внедряют членов партии «Хизб ут-Тахрир» в государственные структуры, в том числе силовые. [14]


В декабре 2009 года об угрозе национальной безопасности из-за распространения идеологии салафизма впервые заявил директор Государственной комиссии по делам религий Каныбек Осмоналиев. Его выступление вызвало широкий общественный резонанс и дискуссии, как в религиозном так и в экспертном сообществе.


В интервью информагентству «24.kg» глава госкомиссии по делам религий Каныбек Осмоналиев утверждает, что современное течение салафитов продвигает идеи нетерпимости к другим религиям и ведет целенаправленную пропаганду ислама, вкладывая большие деньги в поддержку нуждающихся мусульман в разных странах. Движение преследует цель отделения мусульманских регионов от неисламского мира, а также финансирует вооруженный джихад в различных регионах мира. «В настоящее время активность исламских групп джихадистского направления салафитов отмечена в 80 странах мира. Под прикрытием благотворительных программ они пытаются устранить неисламские правительства, установить исламское правление мирового масштаба путем создания «Всемирного исламского халифата». Для начала - в государствах с преимущественно мусульманским населением, включая страны СНГ», - говорит Каныбек Осмоналиев.


Глава госкомиссии считает, что внедрение идей салафизма может грозить Киргизии массовым психозом, сопровождающимся подражанием чуждым для наших граждан арабским традициям, идеологии и менталитету. И это неминуемо приведет к столкновению с менталитетом киргизов и может вызвать раскол мусульманской общины. Салафиты могут получить рычаги влияния на религиозную обстановку в стране путем создания протестных настроений среди разных слоев населения.


Он приводит данные о том, что мощный рывок в Киргизии салафиты сделали в 2002 году. Зарубежные координаторы движения начали массовое строительство на территории страны мечетей, которые сегодня являются идеологическими центрами движения.


При мечетях на территории Чуйской, Ошской и других областей успешно работают учебные частные дома - худжры. Под видом центров просвещения созданы религиозные фонды и учреждения. «Еще 2-3 года назад в ряды салафитов вступали в основном киргизстанцы уйгурской и кавказских национальностей, выпускники саудовских и египетских религиозных учреждений. Сегодня же к ним присоединяются молодые киргизы», - говорит Каныбек Осмоналиев.


Он поясняет, что в отличие от других радикально-экстремистских движений салафиты работают осторожно, особо не афишируя свои идеи. «Это движение сегодня активно развивается в Киргизии, ведь оно запрещено в сопредельных с нами государствах. К сожалению, мы не можем обозначить свою позицию в отношении салафитов, так как они действуют подпольно. По законодательству мы можем выработать свою позицию в отношении той или иной религиозной организации только при ее официальной регистрации, - рассказывает Каныбек Осмоналиев. - Мы также руководствуемся и экспертными заключениями Духовного управления мусульман Киргизии. К сожалению, сегодня работа по четкому выявлению особенностей салафистских центров, действующих в нашей стране, у ДУМК не ведется».


Данные об экстремистской деятельности сторонников салафитского течения приводит газета «МСН» в материале под названием «Чернокнижники»: «По подозрению в возбуждении религиозной вражды в Таласской области задержан один из жителей села Уч-Коргон (Манасский район). Ранее этот киргизстанец был судим по аналогичной статье УК КР. Однако, вернувшись из мест не столь отдаленных, от своих взглядов не отказался. Поэтому как к одному из активистов в его дом и нагрянули сотрудники УВД Таласской области в ходе рейда «Экстремист». В итоге у сельчанина было изъято 35 DVD-дисков, 5 листовок и 3 брошюры религиозно-экстремистского характера, - пишет издание.


Аналогичный арест был проведен и в Джалал-Абаде после того, как сотрудники 9 отдела Джалал-Абадского облУВД изъяли в доме у 53-летнего горожанина большое количество аналогичной литературы. Все агитки направлены на соответствующую экспертизу, но не потому, что милиционеры малограмотны. Они разобрались, что в обоих случаях им пришлось иметь дело не с активистами запрещенной в нашей стране религиозно-экстремистской организации «Хизб ут-Тахрир», а с приверженцами салафитского учения». [15]


Обсуждение ситуации с возможной угрозой салафизма продолжилось на страницах газеты «Вечерний Бишкеке». В интервью изданию Каныбек Осмоналиев рассказывает историю распространения течения в стране. Также он считает необходимым проведение активной просветительской работы со стороны официального духовенства: «Имеет смысл использовать комплекс мер, не исключая и силовые, - утверждает Каныбек Осмоналиев. - Если возникнет угроза массового психоза или войны религий, то здесь государство должно четко обозначить свою позицию. Но, самое главное, должна вестись работа Совета улемов в соответствии с вызовами времени».


Кадыр Маликов, директор независимого исследовательского центра «Религия, право и политика», не считает ситуацию угрожающей: «В политическом плане салафизм угрозы для Киргизии не представляет. Почему? В его идеологии отсутствуют притязания на власть, изменение структуры государства и его светских устоев. Но если учитывать тот факт, что для нас является традиционным ислам ханафитского мазхаба и матуридизма по вероубеждению, то угроза этой теологической школы может выражаться в виде внутриконфессиональных конфликтов в среде практикующих мусульман. То есть салафизм как движение за чистоту ислама представляет опасность целостности самой общины. Но не более.


Как показывают наши исследования, подобные конфликты уже заметны в одной из диаспор между старшим поколением, которое придерживается традиционного ислама, и младшим, проникшимся идеями салафизма».


По его словам, существует скрытая, медленно проявляемая угроза в самих идеях салафитов: «Они проповедуют возвращение к первоистокам религии времен пророка, очищение ислама от различных наслоений наших национальных традиций и обычаев, а также от более поздних теолого–правовых школ традиционного ислама. Опасность кроется в их стремлении к прямой трактовке текстов Корана и Сунны и их прямому применению, без учета накопленного опыта исламской научной мысли и правовых школ– мазхабов.


Многие салафиты характеризуются жесткостью и нетерпимостью в исполнении предписаний веры. Они чем–то похожи на ранних протестантов. В то же время мы против того, чтобы по отношению к ним применяли карательные методы. Салафитов очень мало. Они существуют в Бишкеке и на его окраинах, в Токмаке. Нет гарантии, что могут быть манипуляции в политических целях. Таким образом, можно расправляться с неугодными оппонентами, навешивая тот или иной ярлык.


Решение проблемы требует более целенаправленного и более грамотного распространения традиционного ислама, более серьезной работы государства, ДУМК, просветительских образовательных организаций. А что мы предлагаем нашим верующим? Ведь и религиозная сфера на практике — есть рынок идей и предложений. Кто может объяснить доходчиво, того товар и пройдет.
Мы, - продолжает К.Маликов, подразделяем салафитов на умеренных и крайних, которые сосредоточены на Северном Кавказе. До нас агрессивно настроенные пока не дошли, но превентивные меры принимать надо. А работу в СМИ вести не от случая к случаю, должны быть долгосрочная политика и план действий.


«В Таджикистане, к примеру, салафитов причислили к экстремистам и запретили. Но таким образом они не решили проблемы. Ну сбрили им бороды, а идеология–то осталась...» – заключает К.Маликов.
В 2009-м спецслужбы Киргизии попытались воздействовать на салафитов. Занятия в Религиозно-просветительском центре «Суннат» в одном из микрорайонов Бишкека стали посещать сотрудники в гражданской одежде. Предпринимались попытки отслеживания занятий на квартирах. Все это привело лишь к тому, что сторонники течения рассеялись и ушли в глубокое подполье.


Следует отметить, что если в Бишкеке и области салафиты – чаще всего выходцы из южных областей страны, то на Юге страны – это переселенцы из соседнего Таджикистана, где признан официально ханафитский мазхаб и течение оказалось под строгим запретом властей. [16]


Одним из движений вызывающих тревогу чиновников является течение «Таблиги джамаат» (или Таблиги Даават). В мае 2009 Генеральная прокуратура Киргизии подала исковое заявление в Первомайский районный суд Бишкека о признании международной религиозной организации дааватистов «Таблиги Джамаат» террористической и экстремистской.


По мнению сотрудников Генпрокуратуры, деятельность подобных религиозных организаций часто приводит к разночтениям в трактовке канонов ислама. «Таблиги Джамаат» отличается радикализмом и нетерпимостью к другим формам вероисповедания.


Сторонники движения убеждены, что ислам должен вытеснить все другие религии. В перспективе это может привести к возникновению существенных противоречий и дестабилизации в стране», - сообщает пресс-служба надзорного ведомства. В последствии Генпрокуратура подала ходатайство об отзыве своего искового заявления. От комментариев в ведомстве отказались сославшись на тайну следствия. Вопрос об активности деятельности «Таблиги Джамаат» был затронут в сентябре на совещании Совета безопасности при Президента.


По мнению директора Госагентства по делам религий КР Каныбека Осмоналиева ее представители в их действиях видится четкое стремление создать структуру альтернативную официальному духовенству. В регионах ставят под сомнение авторитет имамов не поддерживающих их деятельность. На сегодняшний день число сторонников течения продолжает увеличиваться. Поэтому на совещании Совбеза было принято решение рекомендовать Верховному суду рассмотреть вопрос о признании незаконными подобные религиозные объединения.


Не все представители власти единодушны в необходимости запрета движения «Таблиги Джамаат». Первый заместитель министра внутренних дел КР Садырбек Курманалиев считает, что в данном случае приверженцы течения могут уйти в подполье и радикализироваться. Он убежден, что нужно принять меры, позволившие бы официальному духовенству в лице Духовного управления мусульман (ДУМ) Киргизии контролировать эту организацию.


Одним из важных примеров положительного участия государства в решении проблем верующих подписание Президентом страны Курманбеком Бакиевым Указа о мерах государственной поддержки строительства новой центральной мечети мусульман Киргизии. Согласно нему в целях оказания государственной поддержки Духовному управлению мусульман страны в строительстве новой центральной мечети республики, удовлетворяющей потребности граждан-мусульман Киргизской Республики в осуществлении сообща или в публичном порядке в богослужении, вероисповедании и выполнении религиозных обрядов мэрии города Бишкек в установленном порядке поручено передать ДУМ Киргизии в пользование сроком на 49 лет здание с прилегающим земельным участком площадью 3,261 га.


Государственное агентству по регистрации прав на недвижимое имущество при Правительстве КР должно осуществить государственную регистрацию права пользования недвижимым имуществом. Данный поступок главы государства можно оценивать как политический ход. Ведь Указ был подписан в апреле, а в июле должны были состояться выборы. К тому же этому предшествовала целая кампания по сбору средств на строительство мечети инициированная ДУМ Киргизии.


Президент также поддержал идею проведения благотворительного марафона 28 марта 2009 года с целью сбора средств на возведение новой мечети. На мероприятии Глава администрации Президента Данияр Усенов зачитал поздравительное послание Курманбека Бакиева и сделал пожертвование от себя и главы государстваТПремьер-министр страны Игорь Чудинов также сделал пожертвование и назвал строительство мечети шагом к процветанию страны. В акции принимали участие многие члены правящей в стране партии «Ак Жол», также как и некоторые лидеры оппозиции.


Согласно проекту стоимость строительства мечети 4 млн. долл. США. 40% от суммы необходимо было собрать Киргизии. Остальная часть финансировалась спонсорами из арабских стран.


В целом состояние культовых заведений в стране оставляет желать лучшего. Рабочие комиссии Госагентства по архитектуре и строительству Киргизской Республики проводили проверку действующих и строящихся мечетей страны на предмет их сейсмостойкости, надежности несущих конструкций зданий и надлежащего качества строительства.


Территориальным органам Госархстройнадзора было дано указание провести комплексную проверку на наличие разрешений на строительство, утвержденной проектно-сметной документации, сейсмостойкости, безопасности, санитарно-технических условий мечетей, с учетом того, что эти религиозные объекты рассчитаны на большое количество людей.


Проверки технического состояния строящихся и введенных в эксплуатацию религиозных объектов проводились по всем областям республики. Поводом для проверок послужили обращения и жалобы инженеров-проектировщиков и жителей из регионов на качество возводимых мечетей.


Результаты показали, что больше двух третей мечетей страны не соответствуют требованиям сейсмостойкости, безопасности и санитарно-технических норм.

Отметим, землетрясения — частое явление для Киргизии. В среднем толчки не менее 5 баллов происходят раз в месяц. Самое последнее разрушительное землетрясение произошло в октябре 2008 года в селе Нур. Тогда погибло 74 человека, из них 42 ребенка.


Не простая ситуация складывается и с медресе. Так Чуйская областная государственная администрация Киргизии приостановила деятельность 3 медресе. В них были выявлены существенные недостатки и неприемлемые санитарно-гигиенические и градостроительные нормы содержания несовершеннолетних. Что и стало поводом обращения в прокуратуру Чуйской области, приостановившую их деятельность.


Для организации работы по подготовке к проведению хаджа была создана межведомственная комиссия. В её состав вошли представители от различных органов государственной власти, а также официального духовенства.


Надо отметить, что данная мера была обусловлена тем, что ежегодно в адрес организатора паломничества и других государственных инстанций поступают многочисленные жалобы и обращения со стороны паломников об урегулировании транспортировки паломников из КР в Мекку.


В этом году по квоте королевства Саудовская Аравия паломничество совершили 4 тысячи 772 гражданина Киргизии. Это на 300 человек больше положенной квоты в 4500 человек предоставленной изначально властями КСА. Позже Киргизии предоставили дополнительно еще 300 мест. Все они были распределена между областями и городами республики, все желающие имели возможность подать заявки. В пресс-службе ДУМ Киргизии отмечают, что в прошлые годы желающих совершить хадж было намного больше.


Стоимость хаджа для киргизстанцев составила 2,4 тыс. долларов США. В данную сумму входит стоимость авиабилета (1,5 тысячи долл. для Бишкека и 1,54 тысячи долларов для вылетающих из Оша) и остальные расходы, кроме оплаты за проживание.


В этом году Киргизия не позволила иностранным гражданам совершать хадж по совей квоте. Паспорта паломников в Мекку проверялись заранее. Об этом сообщил начальник Главного управления пограничного контроля Пограничной службы КР Таалайбек Адашпасов.


По информации ведомства в 2006-2007 годах выявлялись паломники с поддельными паспортами. В 2008-м из 4,5 тысячи паломников через границу прошли 4 тысячи 421 человек. Остальные оказались несовершеннолетними или не имели дополнительных документов.


Паломники перед вылетом в Мекку получили прививки от менингита, дифтерии, гриппа и столбняка. Каждому паломнику выдавался специальный медицинский сертификат. В нем была указана вакцина, ее серия и дата прививания.

Не малые усилия принимались со стороны медиков для обеспечения безопасности паломников во время совершения хаджа. За каждыми 300 паломниками был закреплен один врач. Кроме того, перед посадкой в самолет измерялась температура каждого паломника. Если она была выше 38 градусов, пассажир снимался с рейса и проходил полное обследование.


Тем не менее, Департамент Государственного санэпиднадзора Киргизии рекомендовал мусульманам республики отказаться от совершения паломничества в Мекку.  Данная рекомендация была связана с распространением «свиного гриппа», который распространяется воздушно-капельным путем. В Киргизии не было зафиксировано ни одного случая заболевания гриппом A/H1N1, несколько человек были госпитализированы с подозрением на инфекцию, но они не подтвердились.


Следует отметить, что хадж прошел на достаточно высоком уровне. Паломники не жаловались на условия пребывания. Во время хаджа от хронических болезней скончались двое граждан Киргизии (мужчина и женщина). 


Впервые паломники были доставлены из Бишкека и Оша прямо в Джжиду и  Медину. Отъезд первых групп был 5 ноября, и завершающая группа возвратилась 20 декабря. Перевозка осуществлялась по заранее составленному графику, которая не нарушалась обслуживающими отечественными авиакомпаниями.


Для совершения хаджа выбирались лучшие авиакомпании Киргизии. Департамент гражданской авиации подтвердил, что самолеты и экипаж соответствуют всем международным требованиям. Кроме этого, планируется в будущем постоянный прямой рейс «Бишкек-Джидда». Авиакомпании страны специально для рейсов в Саудовскую Аравию взяли в аренду два «Боинга» и широкофюзеляжный «Аэробус-310». Всего арендовано 4 самолета. 4 процента вырученных денег от перевозки паломников в Мекку авиакомпании перечислили на строительство новой Соборной мечети.


8 апреля, Президент КР Курманбек Бакиев подписал Указ «О мерах государственной поддержки строительства новой центральной мечети мусульман Киргизии». Об этом сообщает пресс-служба главы государства.


В распоряжении Президента об оказании государственной поддержки ДУМ Киргизии в строительстве новой центральной мечети республики, удовлетворяющей потребности граждан-мусульман КР в осуществлении сообща или в публичном порядке в богослужении, вероисповедании и выполнении религиозных обрядов.


Для этих целей мэрии города Бишкек в установленном порядке поручено передать ДУМ Киргизии в пользование сроком на 49 лет здание с прилегающим земельным участком площадью 3,261 га. Государственное агентству по регистрации прав на недвижимое имущество при Правительстве КР должно осуществить государственную регистрацию права пользования недвижимым имуществом. В пресс-службе ДУМ Киргизии сообщили, что Совет Улемов принял решение написать письмо благодарности в адрес Президента за содействие в строительстве новой мечети.

 

Ситуация внутри Уммы.


В настоящее время так называемый официальный ислам в лице духовенства теряет свою авторитетность. Он не имеет большого значения в просвещении населения, дальнейшего развития и продвижения мусульманского права во внутриобщинных отношениях, не способен реагировать на современные требования времени.


Рост влияния ислама в общественных отношениях и отстранение официального духовенства от решения практических задач вставших перед исламской общиной Киргизии, привел к формированию различных групп и сфер влияния в религиозной среде, в том числе движимых и зарубежными спонсорами.


На этом фоне усиливаются роли нетрадиционных и экстремистских течений. Лидеры, которых способны давать адекватные ответы необходимые верующим в современных реалиях жизни. Основная проблема пассивной социальной и идеологической деятельности муфтията заключаются в отсутствии четкого управленческого контроля и стратегии. Организация не имеет постоянного источника финансирования, все расходы покрываются за счёт «фитир садака», определенная прибыль поступает с хаджа. Распределение средств происходит следующим образом: 40-50% поступает в муфтият, 10% областным казыятам и остальные средства мечети оставляют себе. ДУМ Киргизии занимается благотворительностью, однако прозрачность распределения средств оставляет желать лучшего. Все это порождает массу слухов. В частности муфтия неоднократно обвиняли в коррупции, но все это осталось недоказуемо. В 2009 году была даже созданная межведомственная комиссия по проверке финансовой деятельности муфтия. Результаты ее проверки не были оглашены.


У муфтията нет наблюдательного органа способного оценить эффективность религиозно-просветительской работы или целенаправленности распределения средств. Более того, представители независимых религиозных организаций не входят в состав Совета улемов. Беспокойство сложившейся ситуацией выражал и глава госкомиссии по делам религий Каныбек Осмоналиев. По его словам из 36 членов совета только 10–15 процентов имеют базовое образование. Остальные учились фактически на дому. [17]


25 апреля ДУМ Киргизии провело III Курултай мусульман страны. В нём приняло участие 220 человек со всех регионов республики. Списки составлялись самими сотрудниками организации. На данном мероприятии состоялись выборы муфтия КР. На второй семилетний срок Советом улемов был избран Муратали ажи Жуманов. Альтернативных кандидатур не было. Также на мероприятие не были допущены представители независимых организаций и СМИ. Событие освещалось дежурными журналистами.


Позже по факсу Пресс-служба муфтията распространила пресс-релиз в котором в нескольких строчках сообщалось, что состоялся Курултай на котором обсуждалась религиозная ситуация и муфтием вновь выбран Муратали ажи Жуманов. Следует отметить, что пресс-релиз распространялся на киргизском языке по причине того, что пресс-секретарь Толкунбек Арсен улуу не владеет русским. В то время как основные СМИ Киргизии, продолжают вещание на русском языке.


С точки зрения Устава ДУМК данные выборы являются легитимными. Ведь муфтия избирает Совет улемов один раз в семь лет. Заседания же Совета происходят по инициативе муфтия.


Подобная закрытость муфтията порождает оппозицию в лице остальных исламских организаций. Свое недовольство сложившейся ситуацией они неоднократно выражали в СМИ. Известно, что власти тоже озабоченны тем, что муфтият проигрывает свою нишу экстремистским и нетрадиционным организациям. На Совбезе в сентябре предлагалось реформировать ДУМ Киргизии. Этот вопрос до сих пор не решен.


Однако отдельные инициативы официального духовенства находят поддержку международных организаций. Уже несколько лет в стране реализуется программа повышения осведомленности имамов в сфере профилактики ВИЧ/СПИД. В этом году было выпущено учебное пособие для тренеров мусульман из числа лидеров мусульманских общин по данной проблеме.
В газете «Ислам маданияты» - официальном печатном органе ДУМК руководитель отдела фатв Чубак ажи Абышкаев ведет собственную рубрику, в которой он отвечает на вопросы по исламу поступающие в виде SMS-сообщений от читателей. Следует отметить, что Чуба кажи Абышкаев обучался несколько лет в Саудовской Аравии и имеет высокий уровень знаний.


В конце 2009 года ДУМ Киргизии попыталось преодолеть информационный вакуум вокруг собственной деятельности. С этой целью был создан интернет-сайт по адресу muftiyat.kg. На интернет-ресурсе с достаточно примитивным дизайном и структурой выложены всего несколько статей и почти нет фотографий. Одним из данных материалов является отчёт ДУМ о деятельности за год, из которого следует, что основные достижения организации – курсы для имамов и покупка автомобилей и оргтехники для областных казыятов.


Сайт ведёт деятельность на русском и киргизском языках. При этом новости не дублируются и обновления происходят достаточно редко. Информация духовно-просветительского характера отсутствует.


О слабости информационно-просветительской работы ДУМ Киргизии говорит и полный провал установления контроля над течением «Таблиги Даават». Согласно установленным муфтиятом правилам проповедники данной группы могут осуществлять деятельность при соответствующем разрешении из МВД, муфтията и других госструктур. Однако в отделе призыва ДУМ всего один сотрудник. Само собой разумеется, что он не в состоянии координировать работу на местах и выдавать разрешения всем желающим совершить призыв. Усложнение процедуры легализации проповедников привела к тому, что в некоторых местах деятельность течения строго ограничена, что приводит к конфликтам дааватистов с милицией, местной властью и официальным духовенством на местах.


Движение «Таблиги Даават» в Киргизии имеет чёткую организационную структуру и программу действий. Деятельность координируется на местах специальными советами (машварами) республиканского, районного и областного уровней. В них входят граждане независимо от возраста, социального статуса, степени религиозного или светского образования. Главный критерий – наличие постоянного опыта проповеднической деятельности. Республиканский совет с участием представителей из областей собирается ежемесячно в мечетях Бишкека или города Кара-Балты.
Цель совета – обсуждение проблем эффективного распространения ислам среди населения. Не редко на такие заседания приглашают представителей местных органов власти.


В настоящее время в Киргизии практикуется выход на трехдневный, сорокадневный и четырехмесячный даават. Предполагается введения проповедничества сроком на один месяц. Сейчас в Киргизии существует более 80 джамаатов данного течения. Точно число приверженцев Таблига назвать сложно, так как учёта не производится. Некоторые эксперты называют число от 20 до 35 тыс. человек. Киргизию по справедливости можно назвать самым активным государством по части проповеди и количеству приверженцев течения в Центральной Азии.


Несмотря на количество переход в качество практически не происходит. Текучесть среди активистов движения очень большая и впоследствии многие кто недостаточно малограмотен в религии становятся приверженцами экстремистских течений. В частности этим пользуется течение «Хизб ут-Тахрир». По этой причине в некоторых районах запрещена деятельность дааватистов.


Не исключено, что запретительная политика в отношении дааватистов со стороны государства может привести их к радикализации. В регионах уже действуют неформальные лидеры критически настроенные по отношению к местной власти. Основные лидеры Таблига признают, что не в состоянии контролировать ситуацию по всей стране.


Между тем следует отметить высокий протестный потенциал мусульманской общины Киргизии.
Широкий общественный резонанс вызвал Приказ Министерства образования и науки КР №102/1 от 19 февраля 2009 года «О религиозной ситуации в образовательных организациях Киргизской Республики». В нём говорилось о необходимости внесения «в уставы общеобразовательных учреждений обязательные требования к школьной форме с исключением ношения в образовательных организациях элементов одежды, символизирующей религиозную принадлежность» фактически налагался запрет на женские мусульманские головные уборы и платки, хиджабы.
Против приказа Министерства образования и науки выступил  уполномоченный по правам человека Киргизии (Омбудсмен) Турсунбек Акун. По его словам, приказ о запрете ношения хиджабов в школах — это ошибка нового министра образования и противоречит международным документам о правах человека, в частности Международному Пакту о гражданских и политических правах человека. Он озвучил свой протест на заседании парламента по вопросам гендерной политики и правам женщин.


Женская исламская неправительственная организация «Мутакалим» обратилась в суд с заявлением отменить приказ министра образования о запрете ношения платка в образовательных учреждениях Киргизии и также требовала через суд отставки министра Абдылды Мусаева. Также активистами производился сбор подписей.


Под давлением общественности министр образования и науки Абдылда Мусаев отменил запрет на ношение религиозной атрибутики в школах. Приказ стал носить рекомендательный характер. Скандал на этом не утих. Исламские организации стали заявлять о дискриминации верующих учениц, одевающихся согласно нормам ислама. Правозащитники также отмечали нарушения прав мусульманок из-за ношения платков в школах.
Отметим, общественное объединение женщин «Мутакалим» совместно с другими исламскими организациями также направили заявления к президенту страны, главе правительства, спикеру парламента и председателю Конституционного Суда с просьбой обратить внимание на нарушения прав верующих со стороны Министерства образования и науки.
В Приказ Министерства образования и науки КР №102/1 от 19 февраля 2009 года «О религиозной ситуации в образовательных организациях Киргизской Республики» внесены изменения. Новая формулировка Приказа звучит так: «В связи с обращением родителей и учащихся, приказываю: Провести разъяснительную работу среди учащихся и родительской общественности о единых требованиях школьной формы и нецелесообразности ношения элементов, символизирующих религиозную принадлежность, учитывая светский характер обучения в образовательных организациях».


«Мы не запрещаем носить платок в школах, а просто рекомендуем. Более того, намерены убедить учащихся детей и их родителей в целесообразности ввести единую форму», — объяснил министр А.Мусаев.


5 июня 2009 года более двух тысяч мусульман юга страны собрались после пятничной молитвы в одной из вместительных мечетей города Джалал-Абада, чтобы выразить свой протест против статьи в оппозиционной газете. Резко осудив автора статьи и редакцию издания, собравшиеся приняли обращение к властям с требованием наказать распоясавшихся издателей.
Надо сказать, что эта акция протеста не имела никакого отношения к предстоящим в июле того года президентским выборам, в канун которых обычно проходят публичные «пиар-акции» в поддержку властей и против оппозиции. С конца апреля, когда в самой многотиражной оппозиционной газете Кыргызстана «Ачык саясат» («Открытая политика») была размещена статья «Кто фальсифицирует Коран?», практически во всех мечетях страны прихожане после пятничной молитвы с возмущением говорят об этой публикации.


В полосной статье, опубликованной в двух номерах названной газеты, автор Анарбек Усупбаев, который представлен как лидер общественного фонда «Манас ордо», называет киргизов «арийцами, созданными из света». А другие народы, по его мнению, созданы из глины. В статье, которая пронизана расистским духом, утверждается, что Коран «написан евреями с целью уничтожения киргизов».


По мнению автора скандальной статьи, даже обряд обрезания и некоторые требования мусульманского омовения перед намазом являются «хитрой уловкой евреев», которые такими путями изначально планировали уничтожить киргизов.
По словам организатора собрания мусульман, руководителя Центра исламского образования Дильмурата Орозова, утверждения Усупбаева о том, что «киргизы произошли от беса, который был изгнан из рая», глубоко возмутили мусульман. По мнению богослова, который возглавлял Духовное управление мусульман Джалал-Абадской области более восьми лет, эти статьи были опубликованы специально в провокационных целях.


Несмотря на возмущение мусульман по всей стране, ДУМК не сделало никаких заявлений по поводу публикаций в газете «Ачык саясат». Несмотря на то, что на акции протеста не прозвучало критики в адрес муфтия страны, на местах прихожане мечетей недовольны такой пассивностью своего официального лидера. Мало того, в адрес муфтия звучат претензии со стороны представителей нетитульных этнических групп.


В многотиражной узбекоязычной газете «Дийдор» имеющей большую популярность на Юге, которую учредил Узбекский национально-культурный центр Джалал-Абадской области, вышла статья одного из лидеров узбекской общественности, и в ней звучат серьезные обвинения в адрес молодого муфтия Муратали ажи Жуманова. Автор статьи Маматкадыр Карабаев пишет, что в телепередаче, посвященной межэтническому конфликту в Петровке, Жуманов открыто заявил, что киргизы являются хозяевами страны, а остальные живущие в стране народы - гости.
После публикации в редакцию газеты и к автору приходили представители духовного управления, которые попросили дать опровержение. Но редакция отказалась делать это. «Мы попросили визитеров принести нам съемку той передачи и доказать невиновность муфтия, - сообщил главный редактор издания Улугбек Абдусаламов. – Без этого опровержения не будет». [18]
Несмотря на слабость организационного развития исламских организаций Киргизии в целом мусульмане активно участвуют в социальных процессах. Многие предприниматели занимаются благотворительностью и поддерживают общественные фонды, есть инициативы и по развитию бизнеса в соответствии с канонами ислама. Большинство исламских НПО не могут похвастаться наличием собственного стратегического плана или программы. На этом фоне выделяется Прогрессивно-общественный фонд «Адеп Башаты», он имеет филиалы по всей республике и финансирует несколько медресе. Организация занимается благотворительной и просветительской деятельностью. Ежегодно она выступает инициатором массового забоя скота на Курбан-айт в Чуйской и Иссык-Кульской областях. В данной акции могут принять участие все желающие и число участников постоянно растёт. При достаточно успешном развитии она спонсируется исключительно отечественными предпринимателями.


Деятельность исламских организаций оказалась практически оторванной от сферы культуры. Единственной подобной акцией стала выставка картин молодого художника Абаса Апиева «Чистое наследие», посвященная Пророку Мухаммаду (САВ). Организатором выступил ОФ «Адеп Башаты». О возможности использовать ислам как фактор развития культуры говорили и руководители Национального проекта «Культура», но он в настоящий момент так и остался не реализованным во многом по причине отсутствия финансирования. Предполагалось, что его поддержат меценаты или организации на безвозмездной основе.


Реализуется несколько телепроектов телестудией «Марва-ТВ», ежедневно программы подготовленные этим творческим коллективом посвященные исламской тематике выходят в эфире республиканского телеканала «Эхо Манаса» на русском и киргизском языках. В Южном городе Ош действует узбекоязычный телеканал «Мезон-ТВ», на нём не демонстрируется реклама запретных с точки зрения ислама товаров и по пятницам выходят проповеди лекторов.
Доброй традицией исламских организаций стало издание собственных гащет и журналов. Часто эти проекты закрываются после первых двух номеров. Действующие издания отличаются плохой маркетинговой политикой. Их можно купить только у торговцев при мечетях. По частной инициативе в интернет-пространстве Киргизии действует несколько исламских сайтов на русском и киргизском языках.


Мусульмане как часть достаточно политизированного общества Киргизии также активно участвуют в политических процессах. Президентские выборы в июле показали, что отдельные кандидаты на пост главы государства использовали определенные механизмы для создания электоральной массы из числа верующих.


Так, лидер движения «Жоомарт», также баллотировавшийся на пост Президента провозглашал мусульманские лозунги, говорил о введении Шариата и полной отмене действующих законов и норм в случае его победы на выборах.
Менее, радикален в своей риторике был кандидат Женишбек Назаралиев, утверждавший, что необходимо развивать исламские принципы финансирования и воспитывать новых духовных лидеров.


В целом ситуацию в исламской общине Киргизии можно назвать сложной. Она отличается большим количеством лидеров и авторитетов, чаще всего регионального уровня. Одновременно происходят попытки влияния в сфере религии со стороны Запада в лице неправительственных организаций, традационных «игроков» исламского мира Турции и арабских стран, различных политических сил. Государственные органы также разрабатывают новые подходы к работе в этом поле. Однако существующая раздробленность по конфессиональному и этническому признаку мусульманской общины и отсутствие эффективной просветительской деятельности со стороны духовенства или религиозных организаций создает возможность для усиления конфликтного и протестного потенциала в общине.


Дополнительная информация: В Киргизии насчитывается 9 казыятов, 1 тысяча 705 мечетей, 52 медресе, 48 фондов, центров и объединений ислама, а также 3 миссии зарубежных конфессий ислама. Все они входят в структуру Духовного управления мусульман Киргизии.

IslamRF

Сергей Зейлюк (на фото)

Ссылки:


[1] – комментарий пресс-службы Президента КР.
[2] – Интернет конференция директора госкомиссии по делам религий К.Осмоналиева kabar.kg/internetconference/index.php?vop=62
[3] - http://24.kg/community/43627-2008/12/16/100913.html
[4] - http://www.msn.kg/ru/news/26153/
[5] - комментарий пресс-службы Президента КР.
[6] -http://www.msn.kg/ru/news/26773/
[7] – www.islamrf.ru/news/umma/reportages/10384/
[8] - http://24.kg/parlament/66273-galina-kulikova-kyrgyzstan-poka-ne-gotov-k.html
[9] – www.24.kg/politic/46247-2009/.../106157.html
[10] - http://www.24.kg/investigation/68133-v-kyrgyzstane-v-2009-godu-izyato-13-tysyach-249.html
[11] - http://24.kg/investigation/69522-v-2010-godu-v-stolice-kyrgyzstana-zaderzhano-34.html
[12] - http://24.kg/investigation/45911-2009/02/05/105483.html
[13] - http://24.kg/community/47528-2009/03/11/108719.html
[14] - http://24.kg/community/61498-news24.html
[15] – http://www.msn.kg/showwin.php?type=newsportal&id=30327
[16] –  газета «Вечерний Бишкек» от 11 декабря 2009
[17] - газета «Вечерний Бишкек» от 11 декабря 2009
[18] - http://www.ferghana.ru/article.php?id=6192

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-opinions/11886/">ISLAMRF.RU: Ислам и политика государства в сфере религии в Киргизии в 2009 году</a>