RSS | PDA | Архив   Воскресенье 21 Июль 2019 | 1433 х.
 

Религиозно-иделогическая картина Таджикистана — взрывоопасная смесь

28.02.2008 10:08

Проблема отсутствия координации между мусульманами, отсутствия какого-либо работоспособного централизованного органа является стержневой для исламской уммы Таджикистана. После кровавой стадии гражданской войны 1990-1997 гг. светское государство в лице высших чиновников и исламская оппозиция смогли найти между собой общий язык только при внешнем посредничестве России и ряда европейских международных организаций. Однако договоренности между конфликтующими сторонами оказались весьма недолговечными, и уже к 2000 г. исламский политический фактор оказался на периферии общественной жизни. Вместе с политическим исламом в забвении оказался и собственно религиозный фактор: государство с удовольствием предприняло определенные шаги к тому, чтобы исламский вопрос превратился в некое подобие этнографического сюжета.

Сложная, неоднозначная история Казията мусульман Таджикистана, существовавшего в период независимости страны в 1991-1993 гг. и ликвидированного вследствие участия его главы Х.А.Тураджонзода в политических процессах, до сих пор привносит фактор неопределенности в единство последователей ислама. Сегодняшний Исламский центр, который и должен координировать деятельность религиозных общин, является, по сути, аморфной и бесправной организацией. В государственном аппарате религиозные вопросы курирует такой же бесправный орган, находящийся в составе Министерства по делам культуры. В сущности, ни у чиновников, ни у исламских религиозных деятелей в Таджикистане не существует ни концепции развития, ни идеологии, ни организационной платформы.

Между тем проблемы, стоящие перед мусульманами республики, колоссальны. Одна из них касается полной отчужденности государственного аппарата от религиозной сферы.

Так, в частности, традиционно консервативное таджикское общество в своей обыденной жизни все еще игнорирует многие светские устои – например, заключающие брак в подавляющем большинстве не регистрируют его в государственных органах статистики, а проводят исключительно путем проведения соответствующей религиозной церемонии. Это впоследствии рождает массу проблем: как сказал имам-хатыб мечети «Нури нав» в Худжанде Ибадулло Калон-зода, в последнее время к нему за помощью обратились более 40 женщин, которых выехавшие в Россию мужья оставили с детьми на руках, без средств к существованию и без официальных документов о заключении брака. При формальном подходе к шариату эти мужчины считают себя правыми – они устно, по телефону или через посредника, объявляют женам о том, что вынесли им «таляк» — развод. Их цель очевидна – избавившись от обузы в Таджикистане, попытаться осесть в более богатой России, обзавестись здесь новой семьей и «забыть о прошлом». Понятно, что шариатом здесь «и не пахнет» - однако решения этой проблемы при нынешнем подозрительно-враждебном отношении государства и исламских общин друг к другу не предвидится.

Другая проблема еще более серьезна, и, откровенно говоря, просто взрывоопасна. Поскольку никто в республике де-факто не регулирует религиозный вопрос, то исламское образование (тема, которой и был посвящен семинар) пущено на самотек. При финансовой поддержке Центра исследований ОБСЕ (CORE) и правительства Швейцарии запущена программа «Унификация религиозного образования», цель которой – привести учебные программы к единому стандарту, к возрождению ханафитского мазхаба и способствовать преодолению вражды между религиозными и светскими обществами в стране. Однако в условиях фактического отсутствия координатора между религиозными структурами провести подобную унификацию практически невозможно, тем более, что наиболее популярной формой исламского обучения в Таджикистане остается такой архаичный метод, как худжры – т.е. обучение у шейха на дому. Проблема же заключается в том, что к настоящему времени тысячи граждан Таджикистана обучаются за рубежом, и наиболее популярными местами являются три конфликтно настроенных друг к другу государства: Иран, Саудовская Аравия и Пакистан.

Ситуация усугубляется ежедневной идеологической обработкой, которой подвергаются рядовые таджики благодаря разветвленной сети спутниковых тарелок. Несмотря на всеобщую бедноту и неустроенность – или же, напротив, благодаря этому (когда работоспособному населению заняться внутри страны практически нечем) – почти все дома имеют такие тарелки, в результате чего иранское и пакистанское персоязычное, или арабское (для тех, кто понимает) телевидение доступно всем и вся. Далее, отовсюду, в т.ч. из России, в Таджикистан массовым порядком проникает религиозная литература на персидском, таджикском и русском языках разных толков. Все это рано или поздно может привести к кровавому столкновению молодых радикалов, ориентированных на противоположные идеологические школы.

Уже сегодня в населении южной Хатлонской области заметен шиитский-имамитский слой. Никогда в истории Таджикистана шииты-имамиты не проживали на территории этой республики (в отличие от индифферентных к религии исмаилитов Горного Бадахшана), сейчас же, по информации руководителя социологической службы информационно-аналитического агентства «Шарк» С.Олимовой, новообращенные имамиты составили порядка 3-5% на юге страны. Очевидно, что за этой цифрой скрываются сотни молодых неофитов, ориентированных на Иран.

На севере же, в Согдийской области, напротив, заметен рост ваххабитских (или иначе: салафитских-просаудовских) настроений. Собственно, этот рост начался далеко не вчера – уже в 1980-е гг. Ферганская долина была полна молодыми радикалами, готовыми воевать до последнего со старым, консервативно-суфийским исламом; об этом уже написано немало исследований. Эти настроения сыграли свою роль в развитии гражданской войны в Таджикистане, неоднократном обострении ситуации в ключевых городах Узбекистана и на юге Киргизии. Сегодня, когда в Узбекистане афишировать свои воззрения небезопасно, основной площадкой для самостийного роста радикальных воззрений является таджикская часть Ферганской долины.

Почему до сих пор не произошло столкновения между просаудовскими и проиранскими молодыми радикалами? Вероятно, основная причина заключается в отсутствии должной социальной базы для выхода радикальных настроений: ведь почти половина взрослого мужского населения республики в поисках работы выехала за рубеж, прежде всего – в Россию. Таким образом, даже в условиях «стопроцентной» революционной ситуации, каковая сложилась в стране этой зимой в связи с острым энергетическим кризисом (http://islamrf.ru/articles.php?sid=1569), особых волнений в Таджикистане не наблюдается. Пока что…

Но, в случае, если что-либо изменится в мировой геополитике – например, свой интерес к этой стране проявят западные столицы или Пекин — процесс пойдет, и очень быстро. Ибо висящее на стене ружье когда-нибудь может выстрелить, и, к сожалению, хаотично катящийся по наклонной Таджикистан — самая удобная мишень в центрально-азиатском тире.

 

Дамир Хайретдинов,

Заместитель председателя Духовного управления мусульман Нижегородской области по связям с общественностью, историк

 

Фото Wikimedia.org

 

28.02.2008

 

Ссылки по теме:

18-02-08 В посольстве Таджикистана в РФ возмущены убийствами таджикских граждан

13-02-08 В Таджикистане разработали текстовый редактор Tajik Word

06-02-08 Таджикистан замерзает! Срочно нужна помощь!

Россия — Центральная Азия: открывая врата Исламского мира

28-12-07 Коран на таджикском языке издан и подарен народу!

Нужна ли «нам» Центральная Азия?

Центральная Азия: выбор приоритетов

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-opinions/1780/">ISLAMRF.RU: Религиозно-иделогическая картина Таджикистана — взрывоопасная смесь</a>