RSS | PDA | Архив   Воскресенье 15 Сентябрь 2019 | 1433 х.
 

Израненное сердце Ближнего Востока

24.10.2007 14:05

На сегодняшний день на Ближний Восток оказывают влияние сразу несколько факторов, описанию которых и будет посвящен этот материал.

Говоря о тех тенденциях, которые кардинально изменили облик Ближнего Востока, следует отметить, что они связаны с внешними факторами, а именно активностью на Ближнем Востоке единственной в мире сверхдержавы — США. Мы бы остановились на трех важных тенденциях — американская политика по отношению к Ираку, поддержка Соединенными Штатами политики Израиля в регионе, политика США и их союзников и Иран.

    Вне всяких сомнений, сегодня США определяют судьбу ближневосточного региона больше, чем какая­либо из стран. Политику США на Ближнем Востоке поддерживает Великобритания, а также некоторые партнеры США по НАТО, но ей фактически никто не противостоит, если не считать Ирана и некоторых негосударственных организаций.

    Говоря об американской ближневосточной политике в последние 50 лет, следует отметить, что многие американские инициативы находили отклик в странах региона. США начали свой ближневосточный путь с заключения договоров с нефтедобывающими странами Персидского залива. После окончания Второй мировой войны американцы, используя страх перед СССР, сделали Турцию и Иран своими союзниками, первую включив в блок НАТО, щедро спонсируя ближневосточные государства по программам Трумэна и Маршалла. Идея ближневосточной НАТО провалилась из­за отсутствия единства в позиции арабских стран, но уже к концу 50­х годов определились потенциальные союзники американского курса среди арабских стран — преимущественно среди нефтедобывающих монархий Персидского залива, которые были связаны экономическими отношениями с США. Американцы уверенно вытесняют ослабевшую за годы Второй мировой войны Великобританию, становясь главным экономическим партнером и импортером арабской нефти для арабских стран Персидского залива.

    Единственной альтернативой американскому контролю над регионом стала политика СССР. Бросая взгляд на непростую историю советской ближневосточной политики, следует сказать, что ее нельзя назвать неудачной — к концу 50­х просоветские (или скорее антиамериканские) режимы пришли к власти в таких странах, как Египет, Сирия, Ирак и др. Биполяризация международных отношений разделила на два лагеря и Ближний Восток. С учетом фактора гарантий взаимного уничтожения в случае ядерной войны, для США и СССР стали играть важную роль именно вторичные «театры» действий. В свою очередь, лидеры стран третьего мира пытались использовать противоречия между гигантами для решения собственных задач.

    С распадом биполярной системы международных отношений наступили серьезные перемены. Мир не стал многополярным, как это предсказывали политологи. США стремились заполнить «вакуум силы» — в том числе и на Ближнем Востоке. Если президентство Б. Клинтона называют относительно «спокойным» (исключая бомбардировки Ирака и Югославии), то администрация Дж. Буша вела агрессивную и экспансионистскую политику, развязав как минимум две войны: в Афганистане и Ираке под предлогом войны с терроризмом.

Разменная карта Ирака

    Ирак действительно стал вторым Вьетнамом для США — впрочем, об этом не переставали твердить многие альтернативные СМИ еще до начала операции против режима Хусейна. Сегодня будущие лидеры США и Великобритании критически оценивают инициативу Буша и Блэра по вторжению в Ирак — среди наиболее вероятных кандидатов на президентское кресло сплошь пацифисты. Барак Обама и Лора Буш не могут не видеть настроений американских избирателей, для которых окончание кровопролитной войны в Ираке видится самой важной задачей, стоящей перед будущим президентом США. Согласно результатам соцопросов, около 55 % американцев вряд ли будут голосовать на выборах за кандидата, поддерживающего нынешнюю администрацию Белого дома. И война в Ираке здесь является ключевым фактором: ее одобряет лишь 39 % респондентов, тогда как 59 % выступают против иракской кампании.

    Новый британский министр иностранных дел Дэвид Милибэнд заявил о своем признании того, что внешняя политика Великобритании в Ираке восстановила против нее миллионы мусульман. Милибэнд занимал пост министра экологии при Блэре, теперь возглавил британский МИД и выражает настроения, сильно отличающиеся от настроений его предшественника. Британцы уже говорили о выводе войск из Ирака, и об этом на днях говорил Джордж Буш, обещав вывести около 20 000 военнослужащих. Но тут же был подвергнут жесткой критике со стороны политических конкурентов —
ведь еще в феврале контингент был увеличен на 30 000 человек, а видимых результатов «решения иракского вопроса» никто так и не дождался. Американцы, как и 40 лет назад во время войны во Вьетнаме, поднимают вопрос — ради чего гибнут их солдаты и куда уходят миллиарды долларов? Буш уже давно запер себя своими же обещаниями, каждый раз упрямо заявляя об «улучшении ситуации», — особенно когда задачей является уговорить конгресс перечислить дополнительные миллиарды долларов на иракскую войну.

    Тем временем в Ираке ситуация не меняется в лучшую сторону — почти ежедневные террористические акты уносят жизни десятков и сотен людей. Согласно страшным цифрам из британского журнала «Observer», со времени начала иракской войны погибло около миллиона мирных жителей. Вашингтон опровергает эти цифры, но многие независимые исследователи оценивают иракские жертвы именно в таких порядках. Зная о миллионе погибших в ходе «демократизации» Ирака, многолетнее правление Саддама Хусейна следует рассматривать как исключительно спокойное и гуманное. Благодаря «спасительному» вмешательству США страна фактически разделена на три части: иракский Курдистан, суннитское и шиитское государства. Раздающиеся предложения о создании «иракской федерации» лишь официально закрепят статус распавшейся страны — ну а о контроле со стороны «федерального центра» можно и не мечтать. При этом «спокойной» в Ираке можно назвать только территорию иракского Курдистана — с большой натяжкой, принимая во внимание турецкую армию вдоль границ с Ираком, готовую силой оружия решить курдский вопрос.

    Если миротворчество американцам не удалось, то с разжиганием суннито­шиитской розни в Ираке США справились прекрасно. По этому поводу уместно вспомнить сенатора Трумэна, в первые дни Великой Отечественной сказавшего знаменитое «пусть убивают друг друга как можно больше». Дестабилизация Ирака негативно сказывается на соседях — странах Персидского залива, Турции и Сирии. Иран оказывает поддержку шиитам Ирака, Саудовская Аравия беспокоится за суннитов, Турция опасается курдов. И в этом контексте вдруг неожиданно возникает вопрос: а не является ли иракская война удачным ходом американской дипломатии? По сути, дестабилизацию Ирака можно расценивать как одну из целей американской ближневосточной политики. Создание узла напряжения подразумевает дальнейшее долгое «разруливание» конфликта. Именно с этой целью был создан первый узел напряжения — арабо­израильский конфликт, участники которого десятилетиями тратят средства на закупки вооружений и обращаются за помощью и посредничеством к сверхдер­жавам. Поддержание иракского очага напряжения позволяет американцам использовать страхи близлежащих стран: некоторое время назад страны Персидского залива закупили в США техники и вооружения на 20 млрд долларов. Накапливает вооружения и заявляет о своей ядерной программе Иран. Именно иракский конфликт породил «цепную реакцию» на Ближнем Востоке. Он способствовал гонке вооружений в регионе, поглощающем до трети производимого в мире оружия.

Многоступенчатая операция

    Политика США в вопросе урегулирования арабо­израильского конфликта в последние годы носила однозначно произраильский характер. Бесспорно, особые отношения США и Израиля насчитывают не один десяток лет, но последнее десятилетие американская дипломатия занимает произраильские позиции. В семи из последних девяти случаев применения права вето в СБ ООН к нему прибегали США. В шести случаях это было сделано при попытке со стороны других государств осудить правительство Израиля.

    Следует отметить, что США на протяжении многих лет старались взять на себя роль главного медиатора арабо­израильского конфликта. Одним из успехов американской дипломатии считается подписание мирного договора между Израилем и Египтом. Египет, активный участник всех арабо­израильских войн, был выключен из арабского антиизраильского фронта, что сильно его ослабило. Но урегулирование египетско­израильских отношений не способствовало решению арабо­израильского конфликта и не принесло мир на Ближний Восток. Американские инициативы в 90­е годы способствовали подписанию мирных соглашений между палестинцами и израильтянами. Благодаря им появилась Палестинская автономия — первый шаг к независимому государству. Но дальнейших шагов не последовало. Прошло более десяти лет, и «соглашения в Осло» канули в Лету. Туда же, видимо, отправляется и «Дорожная карта», главным разработчиком которой также были США.

    Победа ХАМАС на демократических выборах уже свидетельствует о провале миротворческих инициатив в вопросах урегулирования ближневосточного конфликта — палестинский народ поддержал жестких хамасовцев, — но США категорически отказались признавать новую власть. Можно ли сказать, что победа исламистов в Палестине является проколом американской дипломатии по отношению к Палестине? Если проводить параллели с иракским сюжетом, то следует отметить: победа ХАМАС, дальнейшее столкновение ХАМАС с ФАТХ и явная дестабилизация ситуации в Палестине — все это вписывается в программу общей дестабилизации Ближнего Востока, в которой США на самом деле очень заинтересованы.

    Усиление Ирана напрямую связано с политикой США по отношению к его соседям: начав боевые действия в Афганистане и Ираке, США фактически подтолкнули Иран к необходимости активного противодействия. Приход к власти «ястребов» в Тегеране был в этих условиях неизбежен — оказавшись между двух огней и под угрозой возможного вторжения, Иран наращивает вооружения и активизирует свою ядерную программу. Хотят ли иранцы получить ядерное оружие или нет, но это едва ли не единственное средство обеспечения безопасности. Пример Ирака очень нагляден: для вторжения американцам нужен был только предлог — как оказалось, вымышленный предлог. Поэтому лучше разрабатывать ядерные технологии, так как если захотят, то повод всегда найдут. Иракская война только подтолкнула гонку вооружений в регионе, в том числе и в сфере химических и ядерных технологий.

    Для США «иранский вопрос» имеет большое значение — революция 1979 года и приход исламистов положили конец тесным и почти союзническим отношениям между США и Ираном, сделав их врагами на долгие годы. Несмотря на постоянные споры о том, начнется ли американское вторжение в Иран, вряд ли в ближайшее время оно может быть осуществлено. Слишком много сил отняла у США война с Ираком и уже совсем недолго до выборов. Перед ними нынешняя администрация не рискнет начинать вторую войну, которая может стать еще более кровопролитной, чем первая. Иранская ядерная программа вряд ли будет завершена в ближайшее время, как пугают друг друга на Западе официальные лица или журналисты, и тем более вряд ли Иран поспешит применять ядерное оружие против США или Израиля. Необходимость ядерного паритета на Ближнем Востоке подчеркивалась неоднократно, и самый мирный вариант «безъядерного Ближнего Востока» оказался невозможен — по причине наличия ядерного оружия у Израиля и отказа от его ликвидации.

Аналитический центр «Амаль»

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-opinions/857/">ISLAMRF.RU: Израненное сердце Ближнего Востока</a>