RSS | PDA | Архив   Четверг 23 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

О.Н. Сенюткина: ярмарочная мечеть служила центром притяжения и нижегородских мусульман, и мусульман, которые приезжали на ярмарку

29.05.2013 13:03

В Нижнем Новгороде будет восстановлена Ярмарочная мечеть. На протяжении всего XIX века она действовала в Канавино – ныне Канавинском районе города. О судьбе этого культового здания и архитектурного памятника мы беседуем с доктором исторических наук О.Н. Сенюткиной, лауреатом премии Нижнего Новгорода и Фаизхановской премии в области науки и образования.

 

– Ольга Николаевна, с чего начинается история Ярмарочной мечети, и чем она прославилась?

– В XVII веке самая крупная ярмарка в России проходила у стен Макарьевского монастыря. Там было множество мусульман. Внутри, на территории монастыря, они, конечно, не жили, но весь XVII, XVIII и начало XIX века, пока действовала ярмарка, был большой мусульманский квартал, и здесь располагалась мечеть. Одно с другим было связано: торговая деятельность и духовная жизнь, которая шла так, как она и должна была идти, по своим законам. В 1817 году ярмарку перенесли от стен монастыря непосредственно в город, и она стала называться Нижегородской. На этой ярмарке буквально с первых шагов рождается мечеть. Условная датировка – 1817 год. Сначала был деревянный молельный дом, а вскоре, с начала 20-х годов XIX века, однозначно можно утверждать о каменном здании Ярмарочной мечети. Интересно, что Ярмарочная мечеть служила центром притяжения и наших нижегородских мусульман, и тех мусульман, которые в огромном количестве приезжали на ярмарку.

С одной стороны, мечеть была сезонной по работе – она была открыта практически все лето и начало осени, поскольку некоторые торговцы задерживались и на осенние месяцы. С другой стороны, по масштабам эта мечеть была очень крупной. В Нижний Новгород приезжали те деятели мусульманской общины Российской империи, которые определяли жизнь российских последователей ислама разных регионов времен империи. Раз мы говорим о XIX веке, здесь были и азербайджанцы, и крымчане, и персы, которые очень активно торговали на Нижегородской ярмарке. Все это было выражено не только в религиозном формате, но и через общественные инициативы.

Чем ближе к ХХ веку, тем больше было общественно-политических инициатив в мусульманской общине России. В этой связи в Нижний Новгород приезжали люди, которые определяли весь ритм жизни российских мусульман. Например, Исмаил Гаспринский, Марджани и многие другие. Все они бывали на ярмарке. Этот момент значимости ярмарки усилился и в связи с тем, что в Нижнем Новгороде проходили первый Всероссийский съезд мусульман и третий, наиболее значимый. Второй прошел в Санкт-Петербурге, но два дореволюционных съезда – это наши нижегородские съезды.

Интересно и то, что новые движения по образованию в мусульманской среде тоже были связаны с нашей ярмаркой в определенном смысле. Почему подобное происходило именно здесь? Потому что на ярмарке во время ярмарочного сезона действовало образовательное учреждение – мектебе или медресе. По духу оно было джадидским. Гаспринский, когда приезжал на Нижегородскую ярмарку, бросил призыв состоятельным купцам – собрать деньги на издание журнала «Терджеман». И этот призыв нашел отклик.

Наконец, кроме всего прочего, на Нижегородской ярмарке выступали татарские коллективы, которые только формировались еще в татарской культуре – театральные, песенные, танцевальные.

 

– То есть, ярмарка притягивала все интеллектуальные, культурные и религиозные силы мусульман?

– Да, но символом единения мусульман была именно Нижегородская Ярмарочная мечеть. Она просуществовала в том виде, в каком была построена, до 1911-1912 года. Потом здание стало разрушаться, еще в царские времена. Еще перед Первой мировой войной встал очень серьезный вопрос – как быть дальше? Как будет развиваться жизнь мусульман, когда ветшает здание Ярмарочной мечети? Параллельно усиливается нижегородская мусульманская община на противоположной окраине города, в Солдатской слободке, и мусульмане там, конечно, хотели иметь свой центр. Как решают вопрос власти? Очень интересный момент: в условиях усиления напряженности перед Первой Мировой войной власти все больше склонялись к тому, чтобы поддержать инициативу нижегородских мусульман создать мечеть на горе, в районе Сенной площади, хотя нижегородские мусульмане, которые работали на ярмарке, собирали деньги сначала на Ярмарочную мечеть. Был создан специальный комитет, его деятельность мне известна по документам. То есть мусульмане хотели последовательно эти задачи решать. Но когда власти воспротивились, они направили все средства на строительство Соборной мечети Нижнего Новгорода, которая стоит до сих пор на Сенной площади. Это центр духовной жизни мусульман региона, там размещается Духовное управление мусульман Нижегородской области.

Если же говорить о Ярмарочной мечети, здание которой разваливалось, то уже на заре советской власти встал вопрос – как быть с этим памятником архитектуры? А там был прекрасный комплекс – старый ярмарочный собор в центре, если вы смотрите с реки, справа – здание мечети, слева – Армянской церкви. Таким образом, это был большой и интересный архитектурный комплекс. Но – такова была воля властей – под охрану государства взяли только здание православного собора. Его сохранили, хотя тоже были споры – оставлять или нет... Армянская церковь и мечеть не сохранились. Все ушло в никуда...

 

– Вы сказали, мечеть была каменной. А насколько вместительной?

– Мечеть была не очень большая и могла вместить примерно до тысячи человек. Но использовалось пространство рядом с мечетью, так что проблем с совершением молитвы не было. Проблемы начинались в связи с половодьем – вода поднималась. У нас есть фотография Нижегородской Ярмарочной мечети, когда она – как элемент Венеции – вся в воде.

Сейчас предполагается восстановить Ярмарочную мечеть, но у нас не получается это сделать на прежнем месте, потому что там уже все застроено. Место мы выявили по карте, точно определили, где было это здание, ездили туда несколько раз с представителями Духовного управления мусульман и учеными. Поняли, что там ничего не получится.

Сегодня мусульмане хотят восстановить Ярмарочную мечеть, и они правы. В том районе сейчас проживает много татар. Там даже есть одна школа, которую в народе так и называют татарской. И они, конечно, хотят, чтобы появилась новая мечеть. Сейчас идет сбор средств. Власти разрешили построить здание мечети на улице Марата. Я думаю, все это будет, и новая Ярмарочная мечеть появится.

 

– Ольга Николаевна, когда Вы обратились к истории российских мусульман?

– К теме истории российских мусульман – имеются в виду татары-мусульмане Поволжья, мы – группа нижегородских историков, обратились в середине 1990-х годов. Это был как раз тот период, когда в Поволжье и в частности, на Нижегородчине, начали возрождаться вновь мусульманские общины. Возник интерес к корням, к истокам, к истории татарского народа, к реальной информации. К нам обратились представители Духовного управления мусульман Нижегородской области во главе с председателемУмаром-хазратом Идрисовым, и мы стали работать. Это был совместный проект, объединивший ислам и российскую историческую науку. Ядро нашей команды историков – это мой супруг д.и.н. Сергей Борисович Сенюткин – востоковед, профессор ННГУ им. Н.И. Лобачевского, Юлия Николаевна Гусева – тогда еще студентка истфака Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевсного, и я. С нами работали в разные периоды и другие ученые. Я занималась непосредственно Нижегородским регионом, Юлия Николаевна – Самарской областью. Мы работали над первыми выпусками энциклопедического словаря «Ислам в Российской Федерации», посвященными Поволжью и Нижегородской области. Сейчас это словарь будет дополняться...

 

– Буквально несколько дней назад вышла Ваша книга в соавторстве с Юлией Гусевой «Мусульмане Среднего Поволжья в тисках репрессивной политики советской власти». Расскажите о том, как Вы над ней работали?

– Работа над этой книгой продолжалась почти пять лет. Хочу подчеркнуть, что мы получили напутствие, благословение от муфтия шейха Равиля Гайнутдина. В книге есть написанное им предисловие. Мы очень благодарны за содействие и помощь издательству «Медина» и первому заместителю председателя ДУМЕР Дамиру-хазрату Мухетдинову, под редакцией которого вышла книга.

Основным источником информации, конечно, были архивы. В частности, Нижегородский центральный архив. Мы использовали многочисленные материалы следственных дел арестованных. До нас с этими материалами практически никто не работал, кроме следователей, которые в свое время эти дела вели. Историография поволжских мусульман и, в частности, репрессий поволжских имамов в 30-е годы прошлого века написана не была – этим никто не занимался. Есть только общая историография этого периода. Мы, что называется, были первооткрывателями и темы, и этих документальных свидетельств.

Работать было сложно вследствие «погружения» в историю. Приходилось заново открывать страницы, за каждой из которых стояла трагедия конкретных людей, конкретных семей, чья-то сломанная жизнь. Мы изучили, исследовали и обработали сотни документов. Я, соответственно, работала в Нижегородском архиве, а Ю.Н. Гусева – в Самарском.

Здесь необходимо отметить, что арест большинства священнослужителей был противозаконным даже с точки зрения действовавшей тогда сталинской Конституции 1936 года. Имамы были и светски грамотными, образованными людьми. Они пытались доказывать свою невиновность аргументированно – ссылаясь на Основной закон СССР. Однако это не спасало от репрессивных тисков. Важен и тот момент, что сельские жители, даже став колхозниками, продолжали исповедовать свои религиозные обряды, авторитет мулл был высок. В некоторых селениях были потомственные династии имамов, возводящих свои генеалогические древа к XVI столетию. Естественно, все это очень не нравилось властям. В одночасье разрушались или «перепрофилировались» под клубы и склады десятки мечетей...

 

– Вам приходилось общаться с очевидцами этих страшных событий?

– Мы выезжали в экспедицию по татарским селам юго-востока Нижегородской области. Встречались с людьми, которые помнили, как арестовывали и увозили их родных, близких, соседей. Помнили, как пожилые уже, совсем нездоровые имамы возвращались после освобождения из лагерей домой и практически сразу умирали. Очевидцы тех событий – старые люди. Они вспоминали и плакали. Это было тяжело и для них, и для нас, но позволило выяснить многие важные подробности тех страшных событий. Очень важно, что память о тех событиях хранили в семьях, хотя по понятным причинам долгое время никому не рассказывали. Но многим людям важно это знать, важно, чтобы знали дети, внуки и правнуки.

 

– Кому адресовано издание?

– Самому широкому кругу читателей. Тем, кого интересует реальная история страны, независимо от национальной и религиозной принадлежности. Это светская книга. Естественно, я буду рекомендовать ее и своим студентам. В Нижегородском государственном лингвистическом университете им. Н.А. Добролюбова я веду курс «СССР и исламский мир». В мае я еду в Казань на конференцию, посвященную межконфессиональному взаимодействию, которая пройдет в Казанском государственном университете. Проведу презентацию книги для наших коллег. Надеемся также, что летом презентация нашей книги пройдет в Москве – в Духовном управлении мусульман Европейской части России.

 

Беседу вели Людмила Жуковская, Нина Зотова

«Мусульмане России» — Dumrf.ru

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/27677/">ISLAMRF.RU: О.Н. Сенюткина: ярмарочная мечеть служила центром притяжения и нижегородских мусульман, и мусульман, которые приезжали на ярмарку</a>