RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Саяр Халиуллин: «С верой мы сильны. Любые тяготы преодолеем!»

15.05.2015 10:17

8 мая орденом «Аль-Фахр» был награжден Саяр Халилуллин –председатель РОМ с. Красный Остров Сеченовского района Нижегородской области. Орден Почета «Аль-Фахр» является высшей наградой Совета муфтиев России. Кавалеров этого ордена можно пересчитать по пальцам. Это люди известные – президенты, политики, спортсмены-олимпийцы. Саяр Халиуллин – простой человек, но за его судьбой – судьбы тысяч таких же, как он, простых людей, переживших тяготы войны, восстановление страны, возрождение духовности. Он из тех, кого принято называть хранителями веры, хранителями тех традиций народа, без которых самого народа быть просто не может. Хвала Всевышнему, и в годы безверия были люди, помнившие, кто они, хранившие веру отцов и дедов. Они-то и передали великое духовное наследие молодому поколению. 

 

Эта награда за религиозное служение – не первая у Саяр-хазрата. В 2011 году на праздновании 110?летия исторической мечети села Красный Остров председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин наградил Саяр-хазрата медалью Духовного управления мусульман европейской части России – за верное служение исламу.

 

Человек не может жить вне времени и вне окружающего пространства. Родное село Саяра Халиуллина всегда было Островом духовности, Островом веры и благочестия. Люди во все времена здесь отличались глубокой верой во Всевышнего, которую передавали детям и внукам.

 

По архивным данным, в 1790 г. в Красном Острове насчитывалось 139 дворов, проживал 931 человек (477 мужчин, 454 женщины). Жители обрабатывали земли площадью в 3451,5 десятины. Действовало шесть ветряных мельниц.

 

До революции в селе Красный Остров было шесть мечетей, действовало медресе. Но уже в двадцатые годы прошлого столетия одну мечеть закрыли, затем в 1930 году закрыли сразу три мечети… В 1936 году закрыли пятую мечеть, которую превратили в «учреждение культуры», а в 1938 году закрыли последнюю мечеть. Ее затем перестроили под родильный дом. Имамы и муэдзины подверглись репрессиям – были сосланы, отправлены в лагеря, расстреляны. Саяр-хазрат стал сельским имамом в 1990 году, когда была возвращена верующим старая историческая мечеть. Вернее, то, что от нее осталось – практически одни стены. Мечеть восстанавливали всем селом, и сам Саяр-хазрат и его дети были в первых рядах тех, кто вернул мечеть родному селу. В 2011 году, когда мечеть отметила свой 110?летний юбилей в здании был произведен капитальный ремонт – покрасили стены, полностью поменяли окна, электропроводку, отопление, на пол постелили красивые намазлыки, ковры, благоустроили подъезд. Однако, и до возвращения мечети Саяр Халиуллин проводил маджлисы, имянаречения, читал джиназу. Он и тогда был духовным наставником односельчан.

 

Саяр Халилуллин родился 26 сентября 1928 года, повоевать не успел, но трудовой долг совершил сполна. В 1941 году работал прицепщиком на тракторе в родном селе.

 

«Я в семье старший был. Работал практически с 10 лет. А в войну работали день и ночь – лучше сказать, мы тогда в поле и жили. Работа тяжелая по двенадцать часов. Одна смена в день, другая в ночь, а ведь мы тогда детьми еще были. Питались гороховым супом, не досыта – и это за радость было. Но мы об этом не думали. Надо было армию кормить, страну кормить. Мать тоже работала от зари до зари. Отцы наши на фронте были. А потом похоронки стали приходить. Наш отец погиб в кровопролитных боях 17 января 1943 года, а были семьи, где четверо погибли и пятеро, но мы не впадали в уныние. Наверное, вера нам помогала. И на фронте людям вера помогала и воинский долг до конца исполнить, и погибнуть с честью за свою страну, за народ. Мы знали, что наши джигиты погибли как герои и место их в Раю. В нашем селе в маленькой мечети при кладбище на стене вывешены имена всех, кто был призван на фронт из нашего села и погиб, сражаясь за Родину», – вспоминает аксакал.

 

– Саяр-хазрат, кто дал вам религиозные знания, привил веру?

 

– Верующими были все в семье. Мама и бабушка пять раз в день читали намаз, пост – Уразу держали не один месяц, а три месяца –раджаб, шаабан и рамазан. В семье был старинный Коран, который читали и хранили с почтением. Я начал читать намаз в раннем детстве, ходил в мечеть вместе с отцом. Тогда муллой был Ахмет-хазрат, которого расстреляли в 1937 году за то, что от веры не отрекся. Никто из имамов наших не отрекся от веры, и всех постигла тяжелая страшная участь. Тогда партийные начальники говорили так: «Скажи, что нет ислама, нет Бога, и будешь жить как прежде, а, может, и сам начальником станешь». Находились, конечно, слабые трусливые люди, но у нас в селе таких не было. Меня за веру в школе ругали, в пионеры не приняли. Учителя нас даже «проверяли» – в Уразу предлагали конфету съесть или яблоко сладкое. Но я всегда отказывался. Веру за конфетку не продают. За это и наказывали, но я не боялся. Бояться надо гнева Всевышнего.

 

– Вы уже четверть века – сельский имам…

 

– Да, больше уже. Ведь я и в советское время людям помогал, хотя и тайком чаще всего, но вера-то в душе у людей была. Всю жизнь в селе проработал, двадцать пять лет механизатором был. Работа сельская никогда легкой не была и выходных часто не было, особенно в страду. Но никогда не отказывал единоверцам. Маджлисы проводили и намаз читали. Мечети не было – на дому собирались, хотя за это и ответить пришлось бы «по закону», если бы узнали.

 

Сейчас другое дело. Теперь вера возрождается. Не только старые люди, но и молодежь в мечеть идет. Много молодежи. Мы лагерь детский мусульманский проводили. Дети к вере тянутся. Если молодежь к вере стремится, значит, народ жив, значит, вера не иссякнет. Мой внук. Радик закончил медресе, служит в мечети на Поклонной горе в Москве у имам-хатыба Шамиля Аляутдинова. Сейчас они с Анисей – моей дочерью – матерью его в Святые места в умру отправились, во второй раз уже. Дочь Зухра с мужем хадж совершили.

 

– У Вас большая семья?

 

– У меня пятеро детей: Рифат, Зухра, Анися, Файля и младший Ринат. Все свои семьи имеют. Девять внуков и четыре правнука. Все люди верующие. Супруга моя – Сара-апа, скончалась уже,  всегда мне помощницей была, всегда имела глубокую веру. Семья для человека – опора. Она силы дает, если хорошая семья.

 

Сегодня годы мои, конечно, уже немалые. Думаю, другого имама в нашу Соборную мечеть пора. Однако и я служить Богу и людям буду продолжать. У нас ведь и вторая мечеть есть при нашем мусульманском сельском кладбище.

 

Здесь откроем «секрет» – мечеть эта построена полностью на средства Саяр-хазрата. Хотя для односельчан это, конечно, не секрет. Просто Саяр-хазрат – человек скромный и вслух об этом не сообщил.

 

В завершении нашего разговора аксакал сказал: «Если вера у человека есть – живет он с чистой душой. Тяготы ему нипочем. Радость и в семье будет, и в делах. Все Всевышний дает. Веру нельзя продать за блага какие-то, кто так поступил – у того веры не было и жизнь его незавидна будет. А с верой мы сильны. И врагу нас не одолеть на войне, и в мирной жизни все хорошо будет, все преодолеем!».

 

 

 IslamRF.Ru

Источник: газета "Ислам минбаре"

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/36527/">ISLAMRF.RU: Саяр Халиуллин: «С верой мы сильны. Любые тяготы преодолеем!»</a>