RSS | PDA | Архив   Пятница 24 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Хаджимурат Гацалов: то, что убивают заместителей муфтия, говорит о войне против духовного управления

20.10.2014 16:31

Поздно вечером 16 августа во Владикавказе двумя неизвестными был убит заместитель муфтия Республики Северная Осетия — Алания, имам-хатыб Соборной мечети Владикавказа Расул Гамзатов. По данным СМИ, он стал 39-м по счету религиозным деятелем, убитым на Северном Кавказе в период с 2009 по 2014 год. Напомним, в декабре 2012 года во Владикавказе был убит предыдущий заместитель муфтия Северной Осетии — Ибрагим Дударов. Это преступление до сих пор не раскрыто. Интернет-издание Hohag.com подготовило интервью с муфтием Северной Осетии Хаджимуратом Гацаловым, газета "Ислам Минбаре" публикует сокращенный вариант беседы.

 

— Расул Гамзатов — второй заместитель муфтия, убитый за последние полтора года. Вопрос, который уже не раз был задан в последние дни, почему убивают замов и не трогают Хаджимурата?

— Самое страшное в этом вопросе то, что люди не задумываются, почему убивают имамов? Почему и за что можно убивать людей, творящих благое? Кто дал право убивать? И почему эти убийства не расследуются и не пресекаются? Многих интересует лишь то, почему не убивают муфтия? Что будет, если это случится: они успокоятся или возмутятся? Общество, которое позволяет убивать людей религиозных, — больно в моральном отношении и не имеет перспективы. Поистине, «сон разума порождает чудовище».

То, что убивают заместителей муфтия, говорит о войне против Духовного управления. Убивают имамов, потому что это люди с четко выраженным отношением к происходящему, это знающие люди, имеющие высшее богословское и светское образование, которые могут применить полученные знания к той обстановке, в которой они находятся. Это люди, которые рассматривают любой непонятный момент, любое недоразумение в религиозном аспекте и могут эту ситуацию разрешить. И их присутствие в республике, в мечети города, в Духовном управлении всегда сказывалось на обстановке как фактор умиротворения. Они полностью поддерживали то, что делаю я, я полностью поддерживал то, что делали они, у нас не было различия старший — младший, начальник — подчиненный, между нами высшим законом был закон Аллаха, и я всегда с ними советовался, как и они советовались со мной. И все свои действия в качестве муфтия республики я всегда согласовывал с ними, так как наша деятельность всегда должна соответствовать рамкам, установленным для нас религией.

Почему убили не меня, а их, мне трудно сказать, очень трудно. У меня есть информация и в отношении меня, которую мне передавали на очень высоком уровне, но все эти слова к делу не пришьешь. Люди, которые приносят зло, — без совести и чести, люди циничные, меня им убить ничего не стоит, но просто убить муфтия — это дело довольно резонансное. Я не только муфтий республики, я член Совета муфтиев России, член Общественного совета и, наверно, это тоже сказывается. Я не знаю, не могу объяснить это. Очень странно искать объяснения, почему меня не убивают. Мы живем в очень плохое время, когда людей интересует не «почему убивают имамов», а «почему не убивают меня». Есть такой «интересный» человек, которого зовут Роман Силантьев, который года два-три назад сказал: «Интересно, почему в Осетии не убивают ни муфтиев, ни замов, как в других республиках Северного Кавказа?» После убийства Ибрагима я его поздравил с этим событием, сегодня убивают второго, и вновь его поздравляю. И отвечаю ему: пусть он задумается о Судном дне.

 

— Можно ли рассматривать убийства имамов как общую тенденцию на устранение авторитетных людей в обществе, тех людей, которые могут на что-то влиять, формировать мнение, сплачивать людей вокруг себя?

— Я считаю, что да, их убирают именно потому, что они являлись авторитетами, что люди их слушали, что они возвращали нас к традиционному образу и укладу жизни, к традициям осетин, и один, и второй. Они говорили о том, что мы должны вести себя в соответствии с нормами морали, в соответствии с аегъдау, они не только это говорили, что самое главное. Они это делали и практиковали, и было видно, что это искренне, и что, конечно, придавало им авторитет. Люди им верили, а это дорогого стоит.

 

— Часть людей, которых принято называть экспертами, ищут мотивы в противостоянии так называемого традиционного ислама и так называемого радикального ислама. Такое противостояние в Осетии есть? Не те люди, которые в каких-то интернетах что-то комментируют и постят, а течение, группа людей, о которых можно сказать, что они есть, они существуют.

— Меня удивляют заявления этих экспертов и вообще меня удивляют сами эти эксперты. Я их регулярно спрашиваю, где проявления этого радикализма? И ни один из них не может показать ни проявления радикализма, ни проявления экстремизма в исламской общине. Более того, они признают, что в Осетии среди мусульман полное единомыслие. У нас нет оппозиции, у нас нет противостояния, у нас нет разделения в общинах и нет общины, которая проповедует другое течение. Ничего такого в Осетии нет. Поэтому я хочу знать, кто убивает наших имамов. В единстве мусульман, которое у нас сегодня есть, в стабильности общин и один имам, и второй приняли очень большое участие.

 

— Кто будет следующим имамом во Владикавказе?

— Это очень серьезный вопрос и чем дальше, тем более серьезным он становится, ради этого и совершаются эти преступления. Вчера я беседовал с нашими имамами, и они говорят мне, если это общество нас не защищает, если этому обществу мы не нужны, то зачем нам работать. И я их понимаю... Хотя я не заметил ни следа сомнения или страха в их глазах. Я пока не решил, что делать, потому что беспокоюсь за жизни этих людей.

 

— У вас нет боязни за свою жизнь?

— И я, и имамы прекрасно понимаем, насколько опасна наша деятельность. Разве есть такие, кто не переживает за свою судьбу и за свою жизнь? Но мы при этом четко осознаем наше предназначение и необходимость быть вместе с общиной. Люди нуждаются в имамах. Это не фатализм, а ответственность перед Всевышним Аллахом и старание заслужить Его довольство. Человек нерелигиозный — не поймет.

Расул мог уехать после убийства Ибрагима, но не позволил себе этого. Он более других осознавал, насколько это опасно. Но и тени сомнений в его выборе не было.

Сегодня есть люди, которые злорадствуют в социальных сетях, я просматриваю и, к сожалению, не удивляюсь. Уровень человечности и мораль этих людей лишь подтверждает нашу национальную деградацию. Радоваться смерти человека?! Радоваться положению сирот?! Они не думают и не размышляют над откровениями Всевышнего Господа.

«Всякая душа вкусит смерть...» И мерилом жизни человека будет то, как он подойдет к этому моменту. С чем и как? Смело и достойно или с ужасом перед расплатой? Каждая мелкая душонка в последний миг с отчаянием осознает, что Судный день — это не миф. Судный день — это истина, такая же, как жизнь, такая же, как смерть.

 

Газета "Ислам Минбаре"

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusopinions/34505/">ISLAMRF.RU: Хаджимурат Гацалов: то, что убивают заместителей муфтия, говорит о войне против духовного управления</a>